Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

17

  - Кто, например, этот?

    - Немец, который стрелял  в  тебя,  -  досадливо  ответил  Самсонов.  - "Дойчланд, Дойчланд юбер аллес". Заметил выправку? Ото! Вон еще  один.  Не сомневаюсь, будущий сын бундесвера, кто-то дома исподтишка внушает мысль о былом величии "третьего рейха".

    Никитин посмотрел на подошедшего мальчика лет одиннадцати,  в  коротких штанишках, в  белых,  измазанных  грязью  гольфах;  мальчик  этот,  лениво пожевывая  резинку,  начал  бесцеремонно  ходить    по    каменным    плитам, балансировать,  как  на  спортивной  площадке,  его  желтые  ботинки  мяли рассыпанные лепестки венков; потом он напряг круглую попку,  тонкие  икры, подпрыгнул, коснулся рукой выпуклого ствола пулемета на барельефе и сейчас же, надув на губах пузырь жевательной резинки, спрыгнул с плит,  враскачку зашагал к усыпанному островами листьев пруду за оградой, где  пронзительно визжали чайки.  Их  резкий,  скандальный  визг  на  затемненной  сероватым туманцем воде был далеко слышен; чайки по-змеиному хищно нацеливали клювы, гонялись друг за другом вдоль берега,  суматошно  били  крыльями,  и  стая медлительных уток, вертя шеями, отплывала от них, покачиваясь на воде  меж палых листьев. Мальчик же в запачканных грязью белых гольфах шел по кромке берега, мимоходом махал ногой на чаек  и  все  надувал  и  надувал  пузырь вытянутыми губами, пока он не лопнул. Никитин сказал:

    - Том Сойер... Похож?

    - Немецкого происхождения, - поправил Самсонов. -  Ну,  двинем  дальше. Здесь ясно. На знаменитый Реепербан поедем? Или опять потащимся пешком? Ты не размок, Вадимушка?

    - Доедем под землей, черт с тобой.

    Накрапывал дождь. Они спустились в промозглый сквознячок метро, в запах отсырелых плащей и зонтиков.

    Когда они поднялись из метро на Реепербан, дождь перестал,  тучи  низко клубились над районом порта, над невидимым морем, небо  набухло,  тяжелыми глыбами ползло над кровлями.

    Все  здесь,  даже  вблизи  метро,    непохоже    было    на    центральные, благопристойные улицы вокруг отеля,  все  говорило  здесь  о  жизни  иной, праздной, неестественно возбужденной, необычной,  кем-то  придуманной  (на один вечер, на одну ночь, на один час) для  туристов  и  торговых  моряков разноязыкого мира, сошедших на  сладкий,  безотказно  гостеприимный  берег Гамбурга,  готовый  удовлетворить    желания    каждого,    кто    склонен    к разнообразным удовольствиям больших цивилизованных городов.

    - Вот он, знаменитый район Сан-Паули, - сказал Никитин. - Секс. Вино. И увеселения.

    - М-да, - промычал Самсонов. - Вижу.

    Тут ярчайше пестрели на всех углах грубо разрисованные  вывески  баров, рекламы маленьких домов свиданий, ресторанов, американских клубов, повсюду бросались, лезли в глаза названия дансингов, ночных кабаре,  стриптизов  - "Табу", "Колибри", "Мулен Руж", "Сафо" - и смотрели  через  стекла  витрин цветные фотографии оголенных  крупнотелых  девиц,  лежавших  в  прозрачных ваннах, или распростертых,  как  бы  распятых  на  коврах,  или  закрывших испуганно-капризно лица  распущенными  волосами  и  игриво  растопыренными пальцами то место, где должен  быть  фиговый  листок;  и  повсюду  странно выделялись  торчащие  груди,  запрокинутые  в  позах  изнеможения

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту