Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

214

я хочу спать. Димедрол я уже принял.

    Он не видел, как вышел Самсонов, но слышал, как  лязгнул  замок  двери, потом как приглушенно хлопнула дверь  в  коридоре  отеля,  где  начиналась ночная пустыня, слабо освещенная тусклыми бра, с прямой полосой  беловатой дорожки, уходящей вдоль серых  стен  в  сумрачную  призрачность,  с  этими словно навечно отъединенными от людей,  безжизненными  вереницами  туфель, попарно выставленных за каждым порогом, - ни  движения  не  было  там,  ни голоса во всем отеле.

    А здесь, в  душном  тепле  номера,  пахнущего  сладковатой  синтетикой, потрескивало электрическое отопление, изредка набегал, позванивал дождь по стеклам,  и  чуть  внятный,    хрипловатый    голос    певца,    перехваченный искусственной  страстью,  речитативом  тек  из  невыключенного  приемника, убеждал некую маленькую Мадлен остановить машину, сесть к нему на колени и расстегнуть пуговички  платья,  -  здесь  была  кем-то  продленная  жизнь, непривычная, чужая, неизвестная, и, закрывая глаза, Никитин подумал:

    "Почему все же мне так не по себе?  Если  бы  встать,  позвонить  Эмме, пойти вместе шататься по ночному Гамбургу, под дождем, до утра говорить  с ней. Но о чем? Что это  решит?  Или  уехать,  завтра  уехать?  Самсонов  в панике, он испуган всем  этим.  Он  слишком  много  узнал  -  и  не  сумел переварить. Чем же это должно кончиться?.."

          2

    - Вам нравится в Западной Германии, господин Никитин? О, нет, я не  так поставил вопрос. Вы не разочаровались в нас, западных немцах?

    - Вы хотите услышать прямой и категорический ответ? Если бы  я  ответил "да", то обманул бы  себя,  если  бы  ответил  "нет",  то  обидел  бы  вас поспешностью, господин Дицман. Без предвзятостей подписываюсь под  словами одного  умного  немца,  которые  звучат  приблизительно  так:  "Горечь    и недоверие страны к  стране  отравляют  израненное  тело  Европы".  Неплохо сказано, правда?

    - Цитата? Кто автор? Томас Манн? Ремарк?

    - Стефан Цвейг, хороший немецкий писатель.

    - К сожалению, Цвейг так старомоден и так давно умер, что уже мало  кто помнит о нем.

    - Напрасно. Он умер в сорок втором, году, а сороковые годы -  ближайшая история Германии.

    - Западная Германия далеко ушла от сороковых годов. У нас  говорят:  мы проиграли  войну  политическую,  а  выиграли  войну    экономическую.    Вам интересно знать, как случилась эта парадоксальная победа? После  поражения рейха  союзники  стали  демонтировать  немецкие  заводы  и  по  репарациям вывозить  из  промышленных  центров  оборудование,  но  это  были  старые, господин Никитин, довоенные станки. В период  "железного  занавеса"  между Западом  и  Востоком  Америка  начала  вкладывать  миллионы    долларов    в разрушенную  германскую  промышленность,  очень  широко  открыла  западным немцам кредиты, ввезла современное оборудование. И таким образом в течение короткого времени обновила основной капитал, выражаясь по Марксу. Ведь  вы марксист... И наступил бум, что значит - обилие всех  товаров,  стабильная марка,  расцвет  экономики...  Страшные  сороковые    годы    давно    забыты обывателем, он живет в новом измерении, он сыт и не помнит про карточки  и эрзацы. Вы видели магазины Гамбурга?

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту