Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

213

о  людях  по первому взгляду, и, в сущности, ему  и  легче  и  труднее,  чем  мне.  Ему труднее потому, что он логичен и способен беспощадно вынести  приговор.  В том числе и мне. Что ж, опять, опять парадоксы?"

    А Самсонов двумя руками тер щекастое лицо  и  говорил  твердым  голосом найденной убежденности:

    - Шлея? Если шлеей ты называешь разумный вывод, пусть будет так, Вадим! А вывод вот какой - как  можно  скорее  уехать  отсюда.  Это  единственное разумное решение. Как можно скорее! Если угодно - завтра утром  или  днем. Заказать билеты - и в Москву. Причину можно придумать любую: стенокардия у тебя или у меня, случилось обострение, перемена климата, что-нибудь в этом роде. Уезжать, немедленно уезжать, пока  не  поздно.  Эт-то  уж  абсолютно ясно. Иначе увязнем четырьмя лапками, как мухи в меде!

    - Что же, Платон, - сказал с усмешкой Никитин, - или  ты  не  доверяешь мне, или хочешь быть святее папы римского? Что тебе в  голову  ударило?  О чем хлопочешь? Что суетишься? Черт знает  что!  При  твоей  комплекции  ты должен быть спокоен, уютен, много есть,  много  пить,  улыбаться,  приятно острить, включать свое обаяние. А ты напоминаешь быка!

    -  Послушай  еще  раз,  -  проговорил  с  непреклонной    настойчивостью Самсонов, пропуская слова Никитина мимо ушей, и,  выставив  пальцы,  начал загибать их. - Первое, нам надо отсюда  немедля  уехать,  а  для  этого  - предварительно объяснить причину отъезда. Но это пустяки, детали.  Второе, я беспокоюсь не о себе, а о тебе. Третье, ты воображаешь,  что  находишься не в Гамбурге, а в Калуге, что стоит позвонить в райком иди в милицию -  и все уладится! Так? Или...

    - Мы сейчас поссоримся, Платон! Все твои  расчудесные  домыслы  -  мало имеют оснований, ни в какие двери не лезут! Завтра мы никуда не уедем. Это бессмысленно. Не бросайся в панику раньше времени. Да что, собственно,  ты вообразил? Меня опутают здесь господа дицманы и силой оставят  в  Западной Германии? Зачем? Смысл какой? Кто я - физик,  знающий  секреты  водородной бомбы? Глава конструкторского бюро? Кому я тут нужен?

    - Значит, уеду я один, - выговорил через одышку Самсонов  и  самолюбиво сузил веки, улыбнулся. - Да, один, - повторил он зло. - Ты этого хочешь?

    Никитин лег на постель поверх одеяла, заложив руки под затылок, сказал:

    - Ну что ж, уезжай. Ты меня  действительно  долго  предупреждал.  -  Он сказал это, испытывая отвращение  к  самому  себе  оттого,  что  не  сумел притушить разговор, перейти на всегда спасительную иронию, и  прибавил:  - Во имя чего мы ссоримся, Платон? Стоило ли для этого ехать за границу?

    - Перестань! Если бы я  тебя,  идеалиста  несчастного,  не  любил,  мне начхать было бы!.. Нет, без тебя я никуда не уеду, предавать друзей я  еще не научился! Еще нет!  -  выкрикнул  Самсонов  повышенным  голосом.  -  Но запомни, что я тебя, как подозрительный идиот,  предупреждал!  И  высказал все! Если ты не очнешься - пропадешь! Встряхнись, Вадим, встань ножками на землю! Останови головокружение, а то завтра поздно будет, запомни это!

    - Платон, я хочу спать. Таблетку я уже принял.

    - А я тебе, субъективному идеалисту,  повторяю,  повторяю,  -  останови головокружение, друг мой!..

    - Платон,

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту