Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

212

для  своего крупного тела подвижность; он, видимо, возвращался бегом и еще  задыхался, говоря настигающим какую-то мысль голосом:

    - Вот что я вспомнил,  Вадим,  вот  что;  тот  немец,  этот  журналист, главный редактор издательства, как его... Дицман,  Дицман...  Помнишь,  он задал тебе вопрос, будто встречал, видел тебя в Берлине, в сорок  пятом... Ты вопрос этот помнишь? Когда зашла речь о войне... Ты помнишь все ясно?

    - Да, помню.

    - И тогда он еще спросил меня, где я воевал. И  повторил  что-то  такое непонятное, несуразное  насчет  тебя.  Ты  хорошо  запомнил  тот  странный разговор? С какими-то  все  было  намеками,  с  какими-то  переглядками  с госпожой  Герберт!  Потом  он  ушел...  этот  подозрительный    сексуальный философ, который еще  чековой  книжечкой  перед  тобой  потрясал!  Змеиная улыбочка, пальцы как червяки, нюхает  сигареты...  Что  же  за  намеки  он делал, Вадим? Зачем? Какую цель преследовал? Ты  помнишь,  как  он  подвел разговор к тому, что ты не способен убить немца? Это был какой-то льстивый комплимент!..

    - Мне? Не сказал бы. Не помню.

    - Что - "не сказал бы"? Что - "не помнишь"?

    Никитин присел на кровать, полистал "Штерн", бросил его на подушку.

    - Дело в том, Платон, что господин Дицман  в  войну  не  встречался  со мной, этого я не помню. Но в сорок пятом я встречался с  другим  немцем  - его звали Курт. Он был родным братом госпожи  Герберт.  Перепуганный  всем солдатик, мальчишка сопливый.  Рассказывать  все  -  длинно.  Конечно,  не исключено, что Дицман может что-то знать от госпожи Герберт. Допустимо.  В сорок пятом судьба Курта в какой-то степени зависела от одного лейтенанта, моего друга, и меня. Курта взяли в  плен  уже  после  Берлина.  А  вообще, Платоша, не придаешь ли ты всему преувеличенное значение?

    Самсонов возбужденно ходил из конца в конец  номера  и,  похоже,  плохо видя без очков, натыкался коленями на кресла, на подставку для  чемоданов, на низенький журнальный  столик;  потом  он  стал  возле  кровати,  и  его овлажненные, чудилось, замученные глаза будто впрыгнули в зрачки Никитину.

    - Много я видел наивняков, Вадим, но таких, как ты, - нет! Пойми же  ты наконец, легкомысленный человек, что мы попадаем с тобой, что  называется, в положение двух слепых, играющих в прятки в крапиве!  Пойми  же  наконец, что ты не в России и здесь может произойти все, что им угодно, как  в  том кабачке, и пожаловаться будет некому! Здесь, в Гамбурге, консульства  даже нет! Боюсь, когда мы своей шкурой полностью поймем, что хотят этот  Дицман вместе с твоей милой госпожой Герберт, поздно будет!..

    - Да ты что, дорогой Платон? - не выдержал Никитин.  -  В  какие  дебри тебя черт понес? Ей-богу, надоели  сплошные  восклицательные  знаки.  Твои подозрения имеют какие-то доказательства? О чем ты? Или  просто  шлея  под хвост попала?

    "Почему у него стали такие замученные глаза? - подумал он, замолчав.  - Глаза древнерусской иконы, скорбящей по поводу нашей общей  гибели...  Вот сейчас что-то в нем изменилось. Неужели он убежден в том, что говорит, или за его словами скрывается нечто другое - ревность ко  мне,  как  тогда,  в "Праге"? Воистину неисповедимы  пути...  Он  создает  мнение 

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту