Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

16

никто не может обогнать, обойти, замедлить или  перехитрить  судьбу. Судьба Шиканова, мстя за поспешную  неточность,  настигла  его  и  сделала беспощадную зарубку на миге вечности острым топориком смерти.  Это  мщение было  предупреждающей  казнью,  которую  суждено  было    видеть    Никитину несколько раз и в других  вариантах  и  которая  все  же  не  научила  его благоразумию до конца войны,  -  молодости  несвойствен  опыт  выверенного расчета. Но спустя много лет он не раз просыпался в холодном поту - во сне судьба заносила над ним свой мстящий топорик и опускала его на другого, на метр ближе или дальше. И тягостно было  при  воспоминании  лиц  и  голосов погибших во время танковых атак - война неотделимо  связана  была  с  этим чудовищным и лживо-лицемерным выбором взвивающегося над головами топорика.

    - Ты что нахмурился? - прозвучал голос  Самсонова.  -  О  чем  думаешь? Пошли отсюда. Достаточно.

    - Подожди. Посмотрим...

    Никитин все глядел на распластанные, примокшие к темным плитам лепестки цветов, на колючее  и  влажное  железо  венков,  облепленное  кладбищенски поникшими  лентами,  и  от  этих  овлажненных  цветов  на  камне,    черных мальтийских крестов на лентах, мокрого крепа повеяло липким запахом  чужой смерти, сгущенной трупной гнильцой из чащи, как бывало когда-то в  осенних лесах,  на  раскисших  дорогах,  затянутых  косым  дождем,    стучащим    по папоротникам  над  канавами,  на  краях  которых  виднелись  вдавленные  в размытую глину немецкие коробки противогазов, сплющенные плоские  котелки, перевернутые, налитые грязной  водой  каски.  Тот  липкий,  трупный  запах лесных дорог забивал ноздри, не давал дышать.

    "Так что же? - подумал Никитин с  отвращением  и  неприязнью  к  самому себе. - Не могу побороть? Не могу забыть? Это сильнее меня?  Почему  я  не могу представить другую смерть -  немецкого  солдата,  слезы  его  матери, жены, невесты? Почему это не вызывает во мне никаких чувств?"

    Осторожные шаги  приблизились  сбоку.  К  памятнику  подошел  сухощавый мужчина, высокий, в приталенном сером пальто, без шляпы,  седеющие  волосы причесаны на пробор, сухое выбритое  лицо  тускло,  неподвижно,  он  одним пальцем поправил перекрученную ленту венка, где по траурному крепу  белела готическая надпись "От солдат, воевавших в  225-й  пехотной  дивизии",  и, склонив голову, стоял так несколько секунд в позе задумчивости.

    "О чем думает этот немец - о бывших победах  и  поражении?  О  погибших однополчанах? По виду ему можно дать лет под  пятьдесят.  Значит,  воевал. Где? На западе? На востоке?.."

    И  Никитин,  подталкиваемый  любопытством,  готов  был    спросить,    не приходилось ли ему воевать на Восточном фронте против  русских  в  составе 225-й дивизии, но немец вроде бы почувствовал на своем  лице  внимание  и, обведя  Никитина  непропускающим,  холодным  взглядом,  пошел    прочь    от памятника; спину его плоско облегало модное осеннее пальто.

    "По возрасту бывший гауптман или майор", - подумал  Никитин,  он  знал, что мог ошибиться, и тем не менее, продолжая угадывать,  представил  спину этого немца, затянутую в офицерский мундир, и спросил  Самсонова,  который протирал носовым платком стекла очков:

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту