Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

203

  появление неизвестного человека в плаще могло быть только галлюцинацией, результатом долгого напряжения нервов. Ведь он отлично помнил,  что,  придя  в  номер, закрывал на два поворота ключа  дверь,  прочитав  карточку-предупреждение, положенную, по-видимому, администрацией отеля на подушку: "Перед  сном  не забудьте закрыться на ключ". Никитин, однако, не мог  успокоиться  мыслью, что это была галлюцинация, - нет, он реально различил четкие щелчки  ключа в замке, шорох плаща и ясно видел в проеме двери того человека,  вошедшего в ванную, его шляпу, мокрый плащ, черты его бритого лица.  "Кто  это  был? Зачем? В двенадцать часов ночи!.."

    И Никитин, расстроенный, подавленный отвратительным  лохматым  страхом, без  сна  лежал  в  тишине  своего  пропахшего  сигаретным  дымом  номера, погруженного в ночную неподвижность чикагского отеля, вновь вспоминая лицо человека, застегнутый плащ, увиденные им до мельчайших деталей.  Потом  он все же пришел к трезвому выводу: тот человек  в  плаще,  наверное,  будучи демоном надзора, получил неточную информацию о времени прихода Никитина  в отель, что было вероятнее всего; невероятным же было то,  что,  слыша  шум воды из номера, он живым привидением  вошел,  возник  зловещей  фигурой  в ванной, как патологический убийца, маньяк из фильмов Хичкока,  -  подобное действие Никитин объяснял элементом чисто психическим.

    А позднее целую неделю его мучило и не покидало  ощущение,  похожее  на непрекращающуюся зубную боль.

    И сейчас, оглядываясь посреди  пустынного  коридора  спящего  немецкого отеля, среди нескончаемо унылого лентообразного кладбища  женских  туфель, мужских остроносых полуботинок, темневших у  сплошь  закрытых  дверей,  он вдруг с тою же тянущей болью ощупал свою заброшенность в  накрытом  тьмой, погибшем и погасшем мире, как будто навечно  остался  один  в  этом  давно вымершем отеле,  где,  казалось,  много  лет  не  было  никаких  признаков человеческого дыхания и лишь напоминанием о когда-то  живших  здесь  людях тянулись  эти  нетленные,    молчаливые    вереницы    туфель    в    безлюдном пространстве коридора.

    "Очень  интересно!  Что  мне  приходит  в  голову?    Сумасшествие    так начинается или как-нибудь иначе?" - подумал Никитин и, сжатый  нарастающей тоской, одержимо подчиненный единственной мысли  -  скорее,  скорее  найти свой номер, уйти скорее из этой мертвой пустыни  коридора,  -  он  толкнул первую дверь справа, возле которой не было обуви, и тотчас  навстречу  ему густо пахнуло горячей темнотой, запахом лаванды, смешанным с запахом  тела и влажных простынь.

    "Нет, не этот! Какой же идиотизм!"  И  он,  зло  смеясь  над  собой,  в растерянности, уже близкий к отчаянию, торопливо и решительно налег  рукой на  следующую  дверь,  но  дверь  эта  не  поддавалась:  он  была  заперта изнутри...

    Комната Никитина оказалась через два номера.

    Когда он вошел и увидел знакомый  огонек  абажурчика  юбочкой,  покойно распространявший  в  полумрак  зеленоватый  ровный  свет    над    постелью, отвернутую  им    перед    уходом    теплую    перину-одеяло    в    белоснежном пододеяльнике-конвертике, свои вещи на письменном столе, свой  чемодан  на деревянной подставке и развернутый на  подушке,

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту