Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

161

конвульсивно поджимая к подбородку колени, он яростно хрипел из торчмя поднятого меха воротника, и тут Уханов, вроде бы удивленно примеряясь, двинулся к нему, взял его за шиворот и с такой озлобленностью дернул вверх, что затрещал воротник, а когда затряс его, приговаривая: "Я тебе покажу "швайн"! - немец закричал мутным, предсмертным голосом. И, как тисками обхватив его, Уханов рукавицей зажал ему рот, а немец по-дурному замычал, извиваясь в его руках.

- Ах ты, гитлеровская морда! Забудешь, что такое "швайн"! Ты у меня папу-маму забудешь!

- Уханов, отпустите его! Вы же задушите его!.. Что вы делаете, мальчики? Мальчики, родненькие!.. - в растерянности, едва не плача, говорила Зоя, поворачиваясь то к одному, то другому. - Почему вы такие злые? Я вас не узнаю, мальчики... - Она повернулась к Дроздовскому, умоляюще схватила его за рукав шинели: - Володя, хоть ты запрети!

- Уйди-и! Что ты вмешиваешься?.. - Он сорвал ее пальцы со своего рукава и отступил на шаг, презрительным оскалом забелели его зубы. - Ненавижу, когда вмешиваются фронтовые... Вон Кузнецова лучше успокой! Он добренький, и ты добренькая!.. Оба Иисусы Христовы! Только пусть все твои мальчики знают, особенно Кузнецов, ни с кем из них спать не будешь! Не надейся, сестра милосердия! После боя уйдешь из батареи в медсанбат! Ни дня в батарее не останешься! Немедленно уйдешь!

Его лицо, измененное гадливой гримасой, стало некрасиво отталкивающим, он отступил еще на шаг и, с злой непреклонностью качнув плечами, так поспешно зашагал вверх по скату, что из-под ног его покатились комья земли.

На самом краю воронки он остановился, постоял несколько секунд и, вырывая пистолет из кобуры, срывающимся голосом прокричал команду:

- Связисты! Взять пленного немца и бегом за мной!

И, не дожидаясь никого, вскарабкался на земляные навалы, исчез за ними в темноте.

Громкая команда Дроздовского сверху прозвучала неумолимо ясно, и связисты вскочили разом, бочком обходя Кузнецова и Уханова, ткнулись неуклюже к немцу, вытянув руки, как если бы с двух сторон зайца ловили.

- Назад, - решительно остановил их Кузнецов, загородив немца. - Взять разведчика - и наверх, за Дроздовским! Немца поведет Уханов! Взять раненого разведчика! - И для убедительности подтолкнул обоих связистов к разведчику. - Вот его не донесете - ответите головой! Зоя!

Он должен был ей сказать, что она пойдет рядом с Ухановым, что именно с ним безопаснее будет идти назад к орудию, но наткнулся на ее взгляд - и замолчал. Она не замечала его, не слышала, хотя смотрела на него, теребя варежку на пальцах, а глаза были сухи, нестерпимо огромны, брови изумленно выгнуты, точно она прислушивалась к незнакомой боли в себе, еще не зная, где появилась эта боль.

- Фриц, знаешь, что такое стометровка? Посмотрю, как ты...

Уханов вывел немца на скат и пощелкивал ремнем автомата, поигрывая им, но не говорил Зое ничего, не торопил ее, ожидая.

- Зоя, - выговорил Кузнецов с хрипотцой, - тебе надо идти. Пока тихо. Надо идти. Вместе с Ухановым пойдешь! Слышишь?

- Да, я иду, я сейчас иду. - Зоя, вздрогнув, низко наклонила лицо, пряча его в воротнике полушубка, заговорила со связистами излишне бодро, присев к разведчику: - Пожалуйста, несите осторожно, левая нога ранена. Не сжимайте ее. Пожалуйста, мальчики...

Связисты подняли разведчика и щупающими движениями перехватывали его тело поудобней.

- Вперед, - сказал Кузнецов. - Я догоню вас с Рубиным, если успею...

- Ради Бога, не попадись к немцам... оставайся жив. Догоняй нас, кузнечик, - попросила Зоя, как-то незащищенно и слабо улыбнувшись ему из-за плеча, и он многое отдал бы, чтобы не видеть этой ее насильственной улыбки.

- Ну, фриц, покажи геройство, под руки пойдем. Шпрехен, швайн? [Говоришь,

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту