Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

129

теперь ему не хватало воздуха.

- Рассказать бы ему сейчас, хрену дальневосточному, про баб что-нибудь, сразу бы во все стороны усики растараканил, - беззлобно выговорил Уханов и сильнее пнул его в валенок. - Чуешь меня, Нечаев, нет? Подъем. Бабы вокруг табунами ходят!

- Не тронь его, Уханов, - проговорил Кузнецов устало. - Пусть. Никого не тронь. Побудь здесь. - И он машинально передвинул на боку кобуру с пистолетом. - Я сейчас. Пройду по батарее. Если там немцы не ползают. Хочу посмотреть.

Уханов похлопал рукавицами, подергал вислыми плечами.

- Хочешь посмотреть, что осталось? Ноль целых ноль десятых. Мы дырка. А вокруг бублик. Из немецких танков. Мы здесь, а они вон где? Справа и слева прорвались. Дела, лейтенант: немцы под Сталинградом в окружении, нас тут в колечко зажали. Веселый денек был, как? Говорят, что ада нет. Брешут! А в общем, лейтенант, нам крупно повезло! - сказал Уханов, вроде бы веселея от этого везения. - Молиться надо.

- Кому молиться? - Кузнецов устало оглядел застывшие за разными концами станин фигуры Нечаева и Чибисова, добавил: - Если танки двинут ночью, передавят нас тут без снарядов за пять минут. А отходить куда? Молись судьбе, чтобы не двинули...

- Именно, - хохотнул Уханов и спросил быстро: - Что предлагаешь, лейтенант?

- Пойду посмотрю те орудия. Потом решим.

- Решим? Со мной решать будешь? А где Дроздовский? Где комбатик наш? Где связь с энпэ?

- С тобой будем решать. С кем же еще! - подтвердил Кузнецов. - Что смотришь? Не ясно?

- Пошли к орудиям. - Уханов перекинул через плечо ремень автомата. - Побачимо. Хоть и ясно: смотри не смотри - колечко. Только вот это туманно. Впереди метров на семьсот до станицы, похоже, немцев нет.

- Заняли станицу, что им в голой степи делать? И что для танков семьсот метров! Наверно, думают, никого тут не осталось. Тем более на тот берег вышли.

- А ты все же странный парень, лейтенант, но ничего. С тобой воевать терпимо.

- Приятно слушать. Еще что-нибудь скажи! Еще комплимент - и растаю...

- Ладно. Принято. Кстати, что с нашей девкой? Где она? Жива?

- Да. В землянке с ранеными. Таскала раненых от твоего же орудия. Не заметил?

- Кроме танков, ничего не видел. И ничего не соображал...

А когда отошли от огневых позиций и зашагали по ходу сообщения, полновесная до глухоты тишина плотно стиснула их в узком проходе, тяжелая, давящая на голову, грозовая тишина. Кузнецов первый остановился, показалось, как в воде, заложило барабанные перепонки, потряс головой - противный звон плыл в ушах. Мгновенно сзади остановился и Уханов. Шорох одежды, звук шагов окончательно стихли. Потом, подчеркивая это тяжкое, неправдоподобное безмолвие, одиноко простучала, осеклась за спиной пулеметная очередь. И все онемело, омертвело в ночи. Только в зудящем звоне ошаривающий тишину голос Уханова:

- Что почуял, лейтенант? Немецкий пулеметик в тылу?

- В ушах у тебя звенит, Уханов? - Кузнецов нерешительно снял шапку, уже подумав, что оглох совсем. - Что-нибудь слышишь?

- В башке кузнечики, лейтенант. После стрельбы это...

- Больше ничего?

- Слышу, что там кончилось, на том берегу. Неужто глубже прорвали?

- Везде затихло.

- Намертво, - сказал Уханов. - Похоже, жиманули наших до Сталинграда, прорвали фронт, а мы одни тут... Глянь на северо-восток, лейтенант. Это над Сталинградом горит. Километров тридцать отсюда.

- Подожди!.. Послушай!.. - Кузнецов, подавшись к брустверу, настороженно вытянулся. - Вроде впереди кто-то кричит... Или это в ушах?

Ему послышался человеческий вскрик где-то за пехотными траншеями на холмах, слабо замолкший в тишине краснеющих снегов. С затаенным дыханием, не надевая шапки, Кузнецов вслушивался сквозь тонкий звон в ушах, глядел на зарево, вспухавшее в непонятном

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту