Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

13

одной  руке держал зонтик над головой, а другой  открывал  ключом  дверцу  обляпанного грязью "фольксвагена" близ кромки тротуара. - Не похоже?  Отец  семейства, любитель пива, балагур, по  вечерам  усаживает  детей  на  колени...  Само добродушие. Мог он стрелять? Или расстреливать? Вешать? Вот штука, Платон, вот дебри...

    - Кто же в конце концов орал "хайль" и стрелял? - заворчал Самсонов.  - Все, оказывается, милые, добрые, прекрасные люди... Кто же стрелял?

    - Не "кто", наверно, а "почему" и "зачем" - в этом суть.

    - Вряд ли физиономии что-либо объяснят, Вадим. Наоборот, запутают.

    - Посмотрим, посмотрим...

    Возле каменно-прочного, дочерна закопченного вокзала с зажженной вверху синеватой буквой  "S",  с  освещенными  в  утробе  его  огромными  залами, похожими  на  магазины,  Никитин  задержался  перед  стеклянным    газетным киоском, долго искал в пестро заваленной  и  завешенной  иллюстрированными журналами витрине красочные суперобложки книг, поочередно  читая  заглавия вслух:

    - "Кэнди". Роман о молоденькой девушке. "Убийство в Мадриде". Ясно. Что же у них в моде? Поправляй, Платон, если  не  так  переведу.  Франц  Кафка уценен. Видишь? С двадцати  шести  марок  на  семнадцать.  Чем  объяснить? Недавний кумир Запада. Дальше - новинка в углу.  "Письмо  Петэна  жене  из тюрьмы". Так, любопытно. Что этот субъект писал ей?  "Тропик  Рака"  Генри Миллера. Эротический роман. Понятно. А это что?  "Вторая  мировая  война". Уже интересно. Вот эту бы книжицу надо все-таки перед отъездом приобрести.

    - Погляди в правый  угол,  на  красный  переплет,  -  сказал  Самсонов, прислоняясь очками к стеклу витрины. - Цитатник Мао. Хо-хо! Рядом -  "Умер ли Гитлер?". Интересно, кто покупает?

    - Об этом надо спросить фрау Герберт. "Умер ли Гитлер?"  тоже  надо  бы купить.

    - Уверен? А таможня? Случайный осмотр? "Есть ли зарубежная литература?" И пошла писать губерния.

    - Обойдется. Эти книги покупаются для личного  пользования,  а  не  для публичных библиотек. Все надо знать, абсолютно все.

    - А что знать? Что не ясно? Кто стрелял, объясню. Все, Вадим, все, кому сейчас больше сорока двух.  То,  что  некогда  у  нас  писали  о  Гитлере: "сумасшедший", "бесноватый ефрейтор", "паралитик", - объяснение  неточное. А это была дьявольская личность, обладавшая внушением. Когда он произносил речи, немцы, в особенности женщины, рыдали от восторга. Известно тебе?

    - Ясно, ясно,  да  не  совсем.  Детали,  существенные  детали  туманны, Платон, кто они,  эти  западные  немцы,  для  меня,  в  общем,  инкогнито. Унексплоред. Белое пятно. Кто они? Что они? Те ли они? До сих пор не  могу забыть "бефель" о трех солдатских добродетелях. "Верь в фюрера, повинуйся, сражайся..." Ладно, посмотрим. Ни в какие музеи мы,  конечно,  не  пойдем. Музеи затуманивают все к черту.  Мы  сделаем  одно  исключение.  Посмотрим памятник погибшим и порт. Главное  -  лица,  лица  на  улицах  и  глаза... Согласен?

    - Принимаю.

    - Тогда - айн момент, уточним, где памятник.

    Никитин расстегнул зашелестевший плащ, достал из бокового кармана  план города, взятый в отеле, посмотрел на сеть улиц, сразу  обсыпанную  мелкими каплями дождя по глянцу бумаги, сказал, пряча план:

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту