Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

97

полковник Деев был более доверителен и откровенен с Весниным, чем с ним, Бессоновым, опасаясь выявлять тревогу перед новым командующим, и высказал ее Веснину.

- Пока вы были на энпэ, Виталий Исаевич, - сказал скрипучим голосом Бессонов, - из штаба фронта сообщили, что немецкая авиация участила полеты в окруженную группировку, сбрасывает боеприпасы. Похоже, что активно готовятся к прорыву навстречу Манштейну. Что думаете по этому поводу, Виталий Исаевич?

- Наверно, все будет зависеть от того, как сложатся обстоятельства здесь, - сказал Веснин. - От переднего края нашей обороны до Сталинграда сорок километров. Один переход в случае прорыва.

- Для подвижных соединений, - уточнил Бессонов. - Если они войдут в прорыв. В этом случае - да.

- Разрешите войти, товарищ командующий? Плащ-палатка, закрывавшая вход в соседнюю половину, отдернулась, там горели аккумуляторные лампочки - и из этого яркого света, ударившего в проем, вошел заместитель начальника оперативного отдела Гладилин, серьезный, лет сорока майор; белый, высокий лоб его был потен. В то время как Гладилина по-человечески порывало сказать с тревогой: "Танки противника уже в станице, товарищ командующий!" - он заговорил с подчеркнутой штабной выдержанностью опытного человека, отлично понимавшего, кому и что докладывает:

- Товарищ командующий... из только что полученных устных донесений семьдесят второго и триста тридцать шестого полков стало известно, что немецкие танки полчаса назад форсировали реку, вклинились...

- Знаю, майор, - прервал Бессонов, несколько сейчас раздраженный и этим запоздалым сообщением оперативного отдела, и этим бесцветным голосом майора, его фальшивым, безжизненным спокойствием, как будто он, командующий армией, вынуждал людей к осторожности и неестественности одним личным своим присутствием здесь. Всякий раз он раздражался, когда чувствовал в общении эту форму самозащиты вышколенных и осторожных штабных командиров и свое незримое другим одиночество, вызванное его властью над людьми, его особым, подчиняющим людей положением.

Барабаня пальцами по карте, он отвернулся к оконцу в блиндаже - неподвижной каленой стеной пылали пожары по всему юго-западу, от приблизившегося боя стол ощутимо подрагивал под рукой; отточенный карандаш подскакивал на карте.

"Так... прорвались на северный берег, - подумал Бессонов и прикрыл ладонью карандаш. - Значит, вышли?"

Веснин сунул отогретые руки в карманы полушубка и, подняв узкие плечи, слегка покачиваясь взад-вперед, задумчиво смотрел на заместителя начальника оперативного отдела. Майор Гладилин, прерванный на полуфразе, стоял тихо, выжидательно около стола, и Бессонов оторвал глаза от оконца.

- Дальше, майор. То, что танки прорвались на северный берег, - это, кажется, ясно. Что можете еще добавить? Не слышал, а хотел бы услышать главное, майор.

- Час назад вступил в дело отдельный полк Хохлова, товарищ командующий, танки начали бои, но противник не приостановлен, вгрызается в нашу оборону, - проговорил майор Гладилин, и капельки пота заметнее обозначились на его высоком, бледном лбу.

- Вгрызается, вгрызается... Экие красивые слова! - недовольно сказал Бессонов. - Я спрашиваю, сколько танков? Рота, батальон? Или два танка? Сколько же?

- Есть предположение, товарищ командующий, - ответил Гладилин, - что немцы ввели в бой во второй половине дня свежую танковую дивизию. По-моему, прорвалось до двух батальонов, судя...

- Немедленно уточните ваши предположения! - передвинув карандаш на карте, опять прервал Бессонов, хотя замечание Гладилина о введении немцами свежей танковой дивизии совпадало с его собственным предположением. - Прошу впредь не торопиться с докладами, не уточнив все. Слишком часто поддаемся эмоциям. Идите,

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту