Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

78

чтобы не видеть эти его колени, этого необоримого его страха, который вдруг остро вонзился и в него при этом возникшем где-то слове "танки", и, пытаясь не поддаваться и сопротивляясь этому страху, он подумал: "Не может быть! Кто-то ошибся, вообразил... Где танки? Кто это крикнул?.. Я сейчас, сейчас вылезу из окопа!.."

Но он не смог вылезти из ровика: над головой косо и низко, перечеркивая узенькую полоску неба огненно-кромешной тьмой, с неубирающимися кривыми шасси, обдавая горячим железом захлебывающихся крупнокалиберных пулеметов, один за другим проносились "юнкерсы".

- Святов! - крикнул сквозь треск пулеметных очередей Кузнецов и потряс за плечо спрятавшего лицо в колени связиста. - С энпэ свяжитесь!.. С Дроздовским! Что там? Быстро!

Вскинув окоченевшее личико с раскосившимися глазами, суетливо задвигался Святов, завозился над телефонным аппаратом, дуя в трубку, крича: "Энпэ, энпэ! Да почему же?.." Но до предела накаленный звук пикирующего самолета пригнул их обоих к земле - огромное и темное наклонно неслось сверху на окопчик. Грубо ударил бой очереди над самой головой, градом застучали комья по стенам, по телефонному аппарату. И в то же время почти злорадная мысль мелькнула у Кузнецова, ожидавшего удара в спину, в голову: "Мимо, мимо!"

Рука Святова мелкими толчками стряхивала с аппарата разбитые комочки земли, а губы приоткрывались, прерывисто обдавая паром дыхания трубку: "Энпэ... энпэ... Не побило вас?" И вдруг его глаза опять раскосились и замерли.

- Танки-и! - пронесся надрывный крик над бруствером.

Губы Святова вышептывали, мяли обрывистые слова:

- Товарищ лейтенант... подошли к аппарату. Связь есть... Дроздовский на проводе. Команда: танки, танки идут. К бою!.. Вас, вас!.. Комбат! - И смахнул помятую шапку, сорвал бечевку с белесой мальчишеской головы, протянул вместе с этой мотавшейся петелечкой трубку Кузнецову.

- Слушаю. Лейтенант Кузнецов у аппарата!

В трубке - дыхание Дроздовского, как после длительного бега; оно вырывалось из мембраны, горячо покалывало ухо:

- Кузнецов!.. Танки прямо! Орудия к бою! Потери есть? Кузнецов!.. Люди, орудия?

- Пока еще точно не могу сказать.

- Где вы там сидите?.. Знаете, что у Давлатяна?

- Сижу там, товарищ комбат, где положено, - возле орудий, - ответил Кузнецов, прерывая свистящее в мембране дыхание. - С Давлатяном пока не связывался. "Юнкерсы" ходят по головам.

- У Давлатяна прямым попаданием вывело из строя орудие, - засвистел голос Дроздовского. - Двое убито. Пятеро ранено. Весь четвертый расчет.

"Вот оно... уже началось! - жарко ударило в голове Кузнецова. - Значит, у Давлатяна уже потери, семь человек. И одно орудие. Уже!"

- Кто убит? - спросил Кузнецов, хотя знал только по лицам и фамилиям этот четвертый расчет и не знал жизни ни одного из них.

- Танки... - задышал в трубку Дроздовский. - К бою, Кузнецов! Танки идут!

- Понял, - проговорил Кузнецов. - Хочу доложить вот о чем. К моим орудиям вышел раненый разведчик.

- Какой разведчик?

- Из тех, кого ждали. Требует, чтобы отправили в штаб дивизии.

- Немедленно! - крикнул Дроздовский. - Ко мне его на энпэ!

Кузнецов вскочил в окопчике, глядя вправо, где были орудия Давлатяна. Там горела машина, нагруженная снарядами, дым сваливался над берегом, накрывал позиции, стекая к реке, мешаясь с огнем пожаров окраинных домов станицы. В машине трещали, рвались боеприпасы, фейерверком взметались в небо параболы бронебойных снарядов.

Карусель самолетов сдвинулась, крутилась теперь в тылу, за рекой, "юнкерсы" ныряли над степными дорогами за высотами. Отбомбив, часть самолетов с усталым, булькающим звуком уходила в латунном небе на юг над горящей станицей.

И несмотря на то что "юнкерсы" еще бомбили тылы и там кто-то умирал,

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту