Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

77

Из поиска я, из дивизионной разведки, понял? К полковнику... звони, лейтенант! Чего глядите, сволочи? Потеряю сознание - и хана!.. Сознание потеряю!.. Понял, лейтенант? - И из злых глаз его покатились слезы боли.

Запрокинув голову, он здоровой рукой обезумело рванул под маскхалатом пуговицы телогрейки, пуговицы гимнастерки, окровавленными пальцами зацарапал ключицы, выступавшие над застиранным морским тельником.

- Быстрей, давай быстрей! Пока в сознании я, понял?.. Звони полковнику, Георгиев - моя фамилия. Звони, сказать я ему должен!..

- Отправить бы его надо, товарищ лейтенант, - рассудительно вставил пожилой наводчик Евстигнеев.

А Кузнецов все смотрел на пальцы разведчика, царапающие ключицы, теперь хорошо понимая, что этот морячок - один из той разведки, которую ожидали на рассвете и не дождались.

- В голову он контуженный, видать, и кровью изошел, - сказал младший сержант Чубариков. - Как же его... в дивизию-то, товарищ лейтенант? Кончиться по дороге может...

- На себе не поволокешь! А чего он в разведке узнал-то!.. - вставил Рубин прокуренным злобным голосом. - После драки кулаками... Моряк! На кораблях плавал, небось один шоколад жрал и белой булкой закусывал. А мы лаптем щи... Раз-ве-едчик!..

- А может. Рубин, и поволокешь! - обрезал Кузнецов, видя близко широкое и багровое лицо Рубина. - Кто здесь будет командовать? Вы, Рубин?

- С умом надо, товарищ лейтенант...

- С вашим? Или с чьим? - крикнул Кузнецов и повернулся к Чубарикову: - Связь с Дроздовским есть? Работает телефон?

Чубариков только повел головой в сторону задней стенки ровика: связь, мол, должна быть.

- Перебинтуйте его, Чубариков, не давайте ему бинт срывать! Я сейчас соединюсь!..

- Товарищ лейтенант, подождите! На нас идут. Опять!.. - предупреждающим голосом вскрикнул Сергуненков и зажал уши.

А Кузнецов посмотрел в небо, уже выбежав на огневую площадку. Огромная карусель "юнкерсов" вращалась над берегом, и опять, сваливаясь из круга, подставляя засверкавшие плоскости невидимому солнцу, скользнул в пике над дальними пехотными траншеями головной "юнкере", круто пошел к земле.

Когда Кузнецов спрыгнул в неприютно мелкий, узкий окопчик связи, телефонист Святов сидел, пригнув голову к аппарату, придерживая одной рукой трубку, привязанную тесемочкой к голове. И, втиснувшись в тесный ровик, вынужденный прижаться своими коленями к коленям Святова, Кузнецов на миг испугался этого случайного прикосновения: он не сразу понял, чьи колени дрожали - его или связиста, - и попытался отодвинуться как можно дальше к стенке.

- Связь есть с энпэ? Не перебило? Дайте трубку, Святов!

- Есть, товарищ лейтенант, есть. Только никто...

Святов, прижав колено к колену, чтобы не дрожали, закивал остреньким, белесым, до пупырышек замерзшим деревенским личиком, потянулся к тесемке, однако не развязал, отдернул пальцы, клюнул личиком в аппарат.

- Танки!.. - крикнул кто-то на батарее, но крик этот задавило, смяло оглушительным громом самолетов.

Вместе с этим звуком, стремительно приближаясь к батарее по берегу, с обложным бомбовым землетрясением, с хрястом стало взрываться, вздыбливаться все; окопчик подкинуло - и, вытолкнутый из земли, увидел Кузнецов, как над вставшими вдоль берега разрывами неслись крестообразные туловища "юнкерсов", слепя зазубренным пламенем пулеметов. Скрученные толстые трассы, впиваясь в берег, шли по пехотным траншеям прямо на батарею - и в следующее мгновение появились перед глазами шепчущие что-то губы, трясущиеся колени Святова, его развязавшаяся обмотка, кончик которой подрагивал и змейкой полз по дну окопа.

- Танки! Танки! - шептали лиловые губы связиста. - Слышали? Команда была...

Кузнецову хотелось крикнуть: "Замотайте сейчас же обмотку!" - и отвернуться,

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту