Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

76

высовывалась голова в косо державшейся на одном ухе засыпанной землей шапке. Голова покачивалась на длинной шее, выпуклые глаза мерцали возбуждением, призывом - это был командир второго орудия младший сержант Чубариков.

- Товарищ лейтенант, к нам!.. К нам прыгайте!

- Товарищ лейтенант, к нам! Разведчик у нас!..

- Что? - крикнул Кузнецов. - Почему прицелы не сняли? Без прицелов думали стрелять?

- Товарищ лейтенант, раненый он. Разведчик тут в ровике! Оттуда пришел... Раненый он...

- Какой разведчик? Вы что, контужены, Чубариков?

- Нет... Чуток ухо свербит. Оглушило вроде... А так - ничего... Разведчик к нам прибежал!

- А-а! Разведчик? Из дивизии? Где разведчик?

Кузнецов глянул на небо - гигантская карусель "юнкерсов" сомкнулась кольцами над степью - и, перескочив нишу, спрыгнул в ровик, сунул панораму в грудь Чубарикову. Тот схватил ее, заморгав как тушью нарисованными ресницами, и стал заталкивать панораму за пазуху.

- Забыли, Чубариков, про панораму? Где разведчик?

В длинном ровике, насколько можно вжимаясь в стены, сидели, с торопливой ненасытностью куря толстые цигарки, пожилой, с седыми висками, наводчик Евстигнеев и два человека из расчета в извоженных глиной шинелях. Здесь же были не успевшие уйти к лошадям ездовые Рубин и Сергуненков. Оба молчаливо-угрюмые, оба напряженные, смотрели в одном направлении. Там, куда смотрели они, в конце ровика полулежал мелово-бледный парень в маскхалате, с откинутым капюшоном, без шапки; в цыганских курчавых волосах забился вперемешку с землей снег, в округленных глазах - боль, узкие скулы стянуты желваками. Левый набухший кровью рукав маскхалата и телогрейки был располосован до плеча финкой, воткнутой в землю возле ног. Парень, перекосив рот, мертвенно-синими, перепачканными в крови пальцами неловко перетягивал бинтом индивидуального пакета предплечье, скрипел зубами:

- Ах, гады, гады!.. Командира дивизии мне!.. Полковника мне!..

- Помогите ему, быстро! - крикнул Кузнецов Чубарикову, голова которого все моталась из стороны в сторону на длинной шее, будто он вытряхивал из ушей попавшую туда воду. - Что стоите? Сделайте перевязку!

- Не дается, - мрачно отозвался ездовой Рубин, плюнул на заскорузлую ладонь, в плевке погасил цигарку, а окурок сунул за отворот шапки. - Разве-едчик, вишь ты, сам с усам! Куда там - гонор! Не подступись! Орет на всех, как психовой!.. Разве-едчик!..

- Тут гремит все, огонь по степу... света не видать, товарищ лейтенант, - ломким голосом заговорил Сергуненков, с выражением изумления и доказательности возводя на Кузнецова детские голубые глаза, - а он... ну, ровно бешеный какой... идет, качается, кричит что-то... ввалился потом... весь в крови. Командир дивизии ему нужен. Из разведки он...

- Верим все на слово, лопухи! Куда там, "из разведки"! - передразнивая Сергуненкова, выговорил Рубин, обратив свое квадратное коричневое лицо к разведчику, который, вероятно, ни слова не слышал из разговора, все упорнее натягивая на предплечье соскальзывающий бинт. - Документы у него надо строго проверить!.. А что? Может, из совсем другой разведки...

- Глупость! Чушь мелете, Рубин, - оборвал Кузнецов и протиснулся между солдатами к разведчику, резко сказал: - Дайте бинт, помогу!.. Откуда? Один вернулись?

Разведчик, пытавшийся зубами затянуть бинт, яростно сорвал его с предплечья, угольно-черные бешеные глаза всверлились в пространство над ровиком, в уголках губ закипела пена, и сейчас, вблизи, заметил Кузнецов тонкие струйки крови, засохшие на мочках его ушей. Он был, видимо, контужен.

- Не трожь! Отойди, лейтенант! - застонав, выкрикнул разведчик и, оскалясь, заговорил взахлеб: - К командиру дивизии меня надо, понял? К полковнику меня... Чего, как на бабу, уставился?

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту