Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

64

Я вовсе не милый... и при чем здесь кошечка? Я не люблю кошек. У нас не было дома кошек. Никогда.

- А вы где жили - в Армении? Там учились в школе?

- В Свердловске. У меня отец армянин, мама - русская. Ни разу, к сожалению, не был в Армении. Язык даже не знаю.

- А скажите, Давлатян, если это можно, как же звать вашу невесту? Наверно, Наташа или Зина? Я не угадала?

- Мурка. Кошка Мурка. Кыс, кыс, кыс. Вот и все.

- Зачем вы сердитесь, Давлатян? Честное слово, я не хотела вас обидеть. - Она грустно улыбнулась. - Мне просто приятно говорить с вами. Вот Кузнецов тоже как-то странно смотрит на меня. Зачем вы на меня сентябрем смотрите, мальчики? Неужели я это заслужила?

- Это ваша фантазия, Зоя, - смягчившись, сказал Давлатян. - Мы сентябрем не смотрим!

- Кажется, пришли, - прервал разговор Кузнецов. - Чувствуете, дымом пахнет. Печка у них, кажется. Откуда у них печка?

- Стой, кто идет? - лениво окликнули впереди, из-за навалов грунта; и там, размытая темнотой, завиднелась в трех шагах фигура часового. - Санинструктор, никак?

- Командиры взводов и санинструктор, - ответил Кузнецов. - Комбат здесь?

- Ждет. Вот сюда проходите.

Блиндаж был уже полностью отрыт, в бугры грунта воткнуты лопаты, валялись кирки; сбоку деревянной двери торчало из стены изогнутое колено жестяной трубы, развеивая по откосу пахучий, домашний, теплый на морозе дымок. Весь этот комфорт был, по-видимому, раздобыт разведчиками и связистами в станице. "Да, даже печка", - подумал удивленно Кузнецов.

Маленькая дверь по-деревенски скрипнула, и они вошли в просторное, в рост, убежище, наполненное душной сыростью, запахом горячего железа (печка в углу была накалена до малинового свечения), с большой керосиновой лампой, с земляными нарами, уютно застланными соломой, с земляным столом, покрытым брезентом, - все выглядело чисто, опрятно, не по-фронтовому удобно. В углу, рядом с печкой, связист устанавливал на снарядном ящике аппарат, продувал трубку.

За столом в окружении трех разведчиков сидел над картой лейтенант Дроздовский в незастегнутой шинели. Светлые, соломенного оттенка волосы причесаны, как после умывания; близко освещенное лампой красивое лицо строго, тени от его не по-мужски длинных густых ресниц темно лежали под глазами, устремленными на карту.

- Командир первого взвода по вашему приказанию прибыл, - доложил Кузнецов, выдерживая уставный тон, каким решил на марше разговаривать с Дроздовским: так было яснее и проще для обоих.

- Командир второго взвода по вашему приказанию явился! - произнес радостным вскриком Давлатян и, изумленный роскошной обстановкой землянки, засмеялся: - Просто дворец у вас, товарищ лейтенант, целая батарея поместится!

- Карьер тут был, вроде пещеры... малость расширили, - сказал один из разведчиков. - Не надо теряться.

- Во-первых, - заговорил Дроздовский и вскинул от карты прозрачно-холодный, как чистый ледок, взор, - является только черт с того света, лейтенант Давлатян. Командиры же прибывают по приказанию. Во-вторых, - он с ног до головы обвел глазами Кузнецова, - полчаса назад я обошел огневые. Небрежно оборудовали ходы сообщения между орудиями. Почему всех людей перебросили на землянки? Из землянок танков не увидишь. Уханов, может быть, взводом командует, а не вы?

- Землянки тоже нужны, - возразил Кузнецов. - Кстати, Уханов мог бы командовать и взводом, если уж так. Не хуже других. Закончил, как и мы, военное училище. А то, что он звания не получил, так это...

- К счастью, не получил, - перебил Дроздовский. - Знаю, Кузнецов. Знаю ваши панибратские отношения со старшим сержантом Ухановым!

- В каком смысле?

Зоя присела к печке, пышущей по железу искрами, сняла шапку, тряхнула волосами - они рассыпались по белому воротнику

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту