Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

56

лейтенант! Смешно мне это очень слушать. Ровно я пешка какая и фитюлька!

Скорик, бывший командир орудия, единственный в батарее обладатель ценнейшей солдатской медали "За отвагу", полученной в прошлогодних боях под Москвой, и вследствие награды, а также внушительной внешности выдвинутый на формировке в старшины, занял эту должность весьма охотно. Он полагал, что создан для старшинской должности, и в душе считал себя куда выше командиров взводов, в особенности этого щуплого, остроносого Давлатяна, еще не понюхавшего в коротенькой жизни своей пороха лейтенантика, которого чихом перешибить надвое можно. Лейтенантик этот был ничем не интересен, а тоже петушился, будто вся куриная грудь в орденах, будто на возмущение большое право имел... Да и никто в батарее не имел никакого права попрекнуть чем-либо Скорика, ибо он мог невзначай распахнуть шинель, напоминающе открыть взорам медаль, доставая зажигалку из нагрудного кармана гимнастерки. Только к Дроздовскому, командиру батареи, старшина Скорик относился с неким опасливым уважением.

- Неужели не стыдно, старшина! - повторил Давлатян, растерянный от нагловатого тона Скорика. - Чего вы улыбаетесь, как клоун в балагане? Можете целые сутки торчать где-то в тылу и еще улыбаетесь?

Здесь, на огневых Давлатяна, сейчас никого не было из орудийных расчетов, кроме часового - наводчика Касымова. В темноте несколько раз, словно проверяя, Касымов обошел вокруг нежданно-негаданно появившейся на огневых, пахнущей теплым ароматом варева кухни с затаившимся по-виноватому на козлах поваром - и вдруг, безумно взвизгнув, щелкнув затвором, вскинул на повара карабин:

- Уезжай! Прочь!.. Не наша кухня! Не может наша кухня быть! Ты шайтан! И старшина - шайтан! Уходи! Немец ты! Не советский человек! Люди без крошки хлеба!.. Где, проклятый, спал? Батарея голодный!.. Убью!..

- Касымов! - фальцетом закричал Давлатян. - Что вы делаете?

- Стрелять буду шкуру!..

Лейтенант Кузнецов, заслышав вблизи крики, подбежал к огневой Давлатяна, к стоявшей в синеватой снежной мгле кухне. Тотчас увидел, как лошадь при взмахе карабина Касымова испуганно рванула в степь, поволокла задребезжавший котел, низкорослая фигурка повара мешком скатилась с козел, ткнулась в сугроб; повар жалобно заголосил защищающимся тенорком:

- А?.. Зачем? Умом тронулся?.. - И, вскочив, кинулся к лошади, схватил за повод, приговаривая: - Тпру, дуреха, чтоб тебя!..

- Что произошло, Давлатян? - крикнул Кузнецов. - С какой стати шум подняли? Касымов!..

- Вон видел... приехать изволили, - ответил Давлатян, запинаясь возбужденно. - Понимаешь, Кузнецов, сутки его не было, сутки! Тыловая простокваша!

А Касымов опустился на бруствер и, положив карабин на колени, раскачиваясь из стороны в сторону, говорил нараспев:

- Плохо, лейтенант, плохо... Не люди они... Такой люди плохо Родину защищать будут. Сознательность нет. Других не любят...

- А-а, ясно, тыловые аристократы прибыли, - насмешливо сказал Кузнецов. - Ну, как в тылах? Обстреливают? Что же стоите, старшина? Рассказывайте, как там - оборону копали для кухни? Давно вас не видели! С самого марша, кажется?

Скорик, улыбаясь одной щекой, с надменным и хищным выражением сверкнул на Кузнецова узко поставленными к переносице глазами.

- Бойцов неполитично настраиваете, товарищ лейтенант, не по уставу это. Чтоб бойцов против старшин? Комбату Дроздовскому жаловаться буду. Касымов вон оружием угрожал.

- Жалуйтесь кому угодно, хоть черту! - проговорил Кузнецов, уже не удерживаясь на прежнем тоне. - Сейчас же вниз, к расчетам! Быстро кормить батарею!

- Мною, товарищ лейтенант, не больно командуйте. Я не боец из вашего взвода... Дроздовскому я подчиняюсь. Комбату, а не вам. Доппаек свой - пожалуйста, можете получить,

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту