Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

54

мелкую огневую позицию.

- Как идет, товарищ лейтенант? Влезаем в земной шар полегоньку?

Он дышал убыстрение, разгоряченный работой, пахло от него крепким здоровым потом, поблескивало влажное лицо.

- Неплохо было бы, - выговорил Кузнецов, - послать кого-нибудь к реке... Прорубь найти. И пару котелков с водой сюда.

- Придумано законно, - согласился Уханов, рукавом размазывая по щекам пот. - А то весь снег вокруг огневых сожрут, дьяволы. Маскировать нечем будет... Ну, кто тут деревенский мастер по прорубям? Ты, Чибисов? Давай вниз, ломик возьми!

- Смогу я, смогу... Что ж, возле реки да без воды? Сейчас я, товарищ лейтенант, все напьемся, - зачастил певуче Чибисов, и это охотливое его согласие было замечено всеми на огневой.

- А почемуй-то Чибисов? Этот не в ту сторону еще лупанет! - сказал кто-то, сомнительно хохотнув. - Ориентиры знает?

- Замолол Емеля! Соображай!

- Нет, я и говорю: прямо ловит команду в тыл!

Однако Чибисов взял ломик, вскарабкался на бруствер, молча заковылял к орудию за котелками.

- Хитер мужик, аж пробы негде ставить, - опять хохотнул кто-то. - Работать - волос не ворохнется, жрать - вся голова трясется!

- Чего напали? Сами пить не хотите? Что, Чибисов жену у вас увел, никак? Он мужик старательный, мухи не обидит! Зашумели!

- Ша, славяне! - прикрикнул Уханов. - Не трогать мне Чибисова! А ты лучше про лошадей, Рубин, соображай, это для тебя поинтересней! Перекура не было! Долби, иначе он нас тут, как клопов, передавит! Или повторить?

Все вновь заработали на огневой - заскрежетали лопатами, с тупой однообразностью забили кирками в звеневший грунт. Кузнецов поднял с земли свою кирку, но тут же выпустил ее и вышел на бруствер, глядя на свет зарева левее редких и темных домов пустой станицы, вмерзшей в синеватость ночи.

- Подойди, Уханов, - сказал Кузнецов. - Слышишь что-нибудь?

- А что, лейтенант?

- Послушай...

Тишина странная, почти мертвенная, широкими волнами распространялась от зарева - ни гула, ни единого орудийного раската не доносилось оттуда. В этом непонятном наступившем безмолвии громче и четче стали выделяться звуки лопат, кирок, отдаленные голоса пехотинцев, окапывающихся в степи, и подвывание артиллерийских машин на высотах сзади - на том берегу, где занимала оборону дивизия.

- Кажется, затихло, - проговорил Кузнецов. - Или остановили, или немцы прорвали...

- А справа? - спросил Уханов. - Тоже что-то...

Далеко по горизонту, правее зарева, прямо над крышами южнобережной части станицы, прорезалось второе сегментное свечение в небе и беззвучно вспыхивали круглыми зарницами, снизу упираясь в низкие облака, скользящие красноватые светы. Но и там стояло тяжелое безмолвие.

- Похоже на ракеты, - сказал Кузнецов.

- Похоже, - согласился Уханов. - Вроде прорвали. Правее. Прямо перед нами. Вовсю жмут к Сталинграду, лейтенант. Вот что ясно. Хотят своих из колечка вырвать. И снова крылышки расправить.

- Пожалуй.

Кто-то сказал за спиной с веселым удивлением:

- Братцы, а чего так тихо стало? Отошел, никак, немец? Небо осветил, а тихо! Стало, передумал прорываться? Понимаешь, нет?

- Ну, прямо, "отошел"...

- Криво! Может, пораскидали генералы у Гитлера мозгами, решили: отменить пока!

- Вот он те даст "пораскидали мозгами", пуговиц не соберешь! - заключил въедливо-злой голос. - На ширинке ни одной не останется!

- Р-работай, кореши, долби, зубами вгрызайся!.. Дав-вай!..

Кузнецов и Уханов помолчали, слыша на берегу переговоры людей, участившееся дыхание: острия кирок с наковальным звоном тюкали в железную землю, на которую наступала эта пугающе огромная тишина, раздвинувшаяся по всему небу на юге. Уханов спросил не без раздумчивого угадывания:

- Далеко они? Как, лейтенант? Час? Два? А?

- А кто это

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту