Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

31

Остановившись, тоже замолчали. Со второй машины прыгали на дорогу автоматчики - охрана.

Бессонов ждал. Никто не отозвался.

От темной громады крайнего танка с искрящимися на броне сизоватыми островками снега несло ледяным запахом накаленного морозом металла, прогорклой остылой соляркой. В машине, чудилось, никого не было, не горел свет, танк будто мертво потух. Только в башенном люке зачернело что-то, чуть заворошилось, заслоняя звезды, но оттуда - ни звука.

- Я говорю, пусть подойдет ко мне командир танкового подразделения, - повторил Бессонов тем же тоном. - Жду.

- Кого нужно? Ты, пехота, мной не командуй! Лучше объезжай танки стороной, от греха подальше! - отозвался сверху злой голос, и это смутно-черное, выступавшее из башни, заметнее задвигалось по звездам.

- Ну-ка, слезай к генералу, птичья голова в танкистском шлеме! Чего диалог устраиваешь? - сказал с едкой развеселостью Божичко и, схватившись за железные поручни, вскарабкался на броню, заторопил: - Мигом, мигом! К генералу!

- К какому еще генералу? Меня на пушку не бери! Не первый день... Генерал с пехотой топает, что ли? А в штабах кто?

- Давай, давай, милый, рассуждаешь длинно. Прыгай с неба на землю!

Наверху вспыхнул ручной фонарик, зеленоватым маскировочным светом выхватил из возникшей пустоты неба широкого и огромного, казалось снизу, человека в комбинезоне, надетом, по-видимому, на ватник. Человек медленно вылез из люка на броню, спрыгнул на дорогу.

- Божичко, посветите ему, - приказал Бессонов. - И подведите его.

- Давай, давай, парень, поближе, не робей, - сказал Божичко.

Танкист остановился перед Бессоновым, заметно уменьшившись на земле, но все-таки ростом на голову выше его, неуклюже мешковатый в своей полной форме, возбужденное лицо в разводах копоти, опущенные под светом фонарика глаза подведены чернотой гари, тоже черные подрагивающие губы запеклись. Он тяжело дышал, и почувствовался запах винного перегара.

- Пьяны? - спросил Бессонов. - Посмотрите на меня, танкист!

- Нет... товарищ генерал. Норму я... норму... - выдавил танкист, не подымая траурно-черных век, ноздри его раздувались.

- Номер части и звание? Откуда вы?

Запекшиеся губы танкиста лихорадочно зашевелились:

- Отдельный сорок пятый танковый полк, первый батальон; командир третьей роты лейтенант Ажермачев...

Бессонов пристально смотрел на него, еще не веря в точность ответа.

- Как это сорок пятый? Каким образом вы здесь оказались, командир роты? - очень внятно спросил он. - Сорок пятый полк придан другой армии и, как известно, держит оборону впереди! Отвечайте яснее.

Танкист вдруг вскинул голову, веки его разом открыли в каком-то клоунском, страшном обводе глаза, налитые хмельной мутью. Он глухо выговорил:

- Обороны там нет... Немцы заняли станицу. С тыла обошли. От моей роты осталось вот три машины... В двух - пробоины... Неполные экипажи... Я с остатками роты... вырвался...

- Вырвались? - переспросил Бессонов и, лишь в эту минуту все предельно ясно понимая, повторил это острое, с колючими лапками слово, так знакомое по сорок первому году: - Вырвались? А остальные тоже, лейтенант, вырвались? Кто еще вырвался? - опять повторил недобро Бессонов, выделяя "вырвались" и "вырвался".

- Ах, шкура! - выругался кто-то в толпе солдат. Танкист заговорил рыдающим голосом:

- Я не знаю... не знаю, кто вырвался. Я прорывался вот с этими танками... Связи не было, товарищ генерал... Рация не работала. Я не мог...

- Что можете добавить?

Бессонов, сдерживая гнев, ожженный болью в голени, уже не видел никого в отдельности, но слышал разрозненные звуки команд, гул моторов за спиной своей огромной, тяжко дышащей, остановленной, как живое тело, колонны, точно сломленной на пути туда, откуда вырвались

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту