Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

6

- Сестренка!.. Чего ж вы? - певуче отозвался из вагона Чибисов. - Кумпания у нас, можно сказать, веселая.

- Да... хорошо, - рассеянно сказала она. - Может быть... Конечно, лейтенант Кузнецов. Я не завтракала. Но... мне ваш котелок? А вы?

- Я потом. Голодный не останусь, - ответил Кузнецов. Торопливо прожевывая, Чибисов подошел к дверям, чересчур охотно выставил из поднятого воротника заросшее личико; как в детской игре, закивал Зое с приятным участием, худой, маленький, в куцей, нелепо сидевшей на нем широкой шинели.

- Залезайте, сестренка. А чего ж!..

- Я немного поем из вашего котелка, - сказала Зоя Кузнецову - Только вместе с вами. Иначе не буду...

Солдаты завтракали с сопением, кряканьем; и после первых ложек теплого супа, после первых глотков кипятка опять стали поглядывать на Зою любопытно. Расстегнув ворот нового полушубка так, что видно было белое горло, она осторожно ела из котелка Кузнецова, поставив котелок на колени, опустив глаза под взглядами, обращенными на нее.

Кузнецов ел с ней вместе, старался не смотреть, как она опрятно подносила ложку к губам, как ее горло двигалось при глотании; опущенные ресницы были влажны, в растаявшем инее, слиплись, чернели, прикрывая блеск глаз, выдававших ее волнение. Ей было жарко возле раскаленной печи. Она сняла шапку, каштановые волосы рассыпались по белому меху воротника, и без шапки вдруг выявилась незащищенно жалкой, скуластенькой, большеротой, с напряженно детским, даже робким лицом, странно выделявшимся среди распаренных, побагровевших от еды лиц артиллеристов, и впервые заметил Кузнецов: она была некрасива. Он никогда раньше не видел ее без шапки.

- "В парке Чаир распускаются ро-озы, в парке Чаир наступает весна...".

Сержант Нечаев, расставив ноги, стоял в проходе, тихонько напевал, оглядывая Зою с ласковой усмешкой, а Чибисов особенно услужливо налил полную кружку чаю и протянул ей. Она взяла горячую кружку кончиками пальцев, смущенно сказала:

- Спасибо, Чибисов. - Подняла влажно светящиеся глаза на Нечаева. - Скажите, сержант, что это за парки и розы? Не понимаю, почему вы все время о них поете?

Солдаты зашевелились, поощрительно подбадривая Нечаева:

- Давай-давай, сержант, вопрос есть. Откуда такие песенки?

- Владивосток, - мечтательно ответил Нечаев. - Увольнительная на берег, танцплощадка, и - "В парке Чаир..." Три года прослужил под это танго. Убиться можно, Зоя, какие были девушки во Владивостоке - королевы, балерины! Всю жизнь буду помнить!

Он поправил морскую пряжку, сделал руками жест, обозначая объятие в танце, сделал шаг, вильнул бедрами напевая:

- "В парке Чаир наступает весна... Снятся твои золотистые косы...". Трам-па-па-пи-па-пи...

Зоя напряженно засмеялась.

- Золотистые косы... Розы. Довольно пошлые слова, сержант... Королевы и балерины. А разве вы когда-нибудь видели королев?

- В вашем лице, честное слово. У вас фигурка королевы, - смело сказал Нечаев и подмигнул солдатам.

"Зачем он смеется над ней? - подумал Кузнецов. - Почему я раньше не замечал, что она некрасива?"

- Если б не война, - ох, Зоя, вы меня недооцениваете, - украл бы я вас темной ночью, увез бы на такси куда-нибудь, сидел бы в каком-нибудь загородном ресторане у ваших ног с бутылкой шампанского, как перед королевой... И тогда - чихать на белый свет! Согласились бы, а?

- На такси? В ресторан? Это романтично, - сказала Зоя, переждав смех солдат. - Никогда не испытывала.

- Со мной все испытали бы.

Сержант Нечаев сказал это, обволакивая Зою карими глазами, и Кузнецов, почувствовав обнаженную скользкость в его словах, прервал строго:

- Хватит, Нечаев, чепуху молоть! Наговорили с три короба! При чем здесь ресторан, черт возьми! Какое это имеет отношение!.. Зоя, пейте, пожалуйста,

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту