Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

164

голоса. А ему во что бы то  ни  стало  надо  было крикнуть, предупредить, что он не погиб, что его по ошибке хоронят живого. Его задавливало землей, и было уже нельзя набрать для крика воздуха, и тут сверху  нависло  из  пустынного  мрака,    вгляделось    в    провал    чье-то ухмыляющееся, беспощадное лицо с обнаженными попорченными  зубами,  и  это лицо стало угрожающе кричать, торопить кого-то, командовать, чтобы быстрей засыпали могилу, потому что в ней никого нет... И он едва собрал последние силы, чтобы громко застонать, позвать на помощь невидимых солдат,  но  они не слышали ничего. И быстрее  заработали,  заскрипели  лопаты,  и  твердые комья застучали ему в лоб, шею, забивая дыхание запахом  мокрой  глины,  и кто-то  там  наверху  по-женски  заплакал  навзрыд,  прощаясь  с  ним,    и одновременно с тупыми ударами земли в его тело кто-то запричитал в  черной тьме печально и протяжно:

    - А-а-а!

    И, вырываясь из задушья смерти, он меркнущим сознанием понял,  кто  был виновником  этой  ошибки,  кто  приказал  солдатам  похоронить    его,    и, придавленный глыбами земли,  ее  непроницаемой  чернотой,  он  захлебнулся горькими слезами жалости  к  себе,  исчезающим  дыханием  жизни  заглотнул воздух и почувствовал, как кто-то трогает, гладит  его  грудь,  плача  над ним, тихонько поскуливая:

    - Herr Leutnant, Herr Leutnant!..

    ...И тогда он рванулся к этому голосу, шепчущему  из  живого  мира,  и, весь охолонутый ледяным одиночеством смерти,  такой  явной  минуту  назад, очнувшись, вскрикнул:

    - Кто это?

    Вокруг была ночь, тишина, луна стояла  высоко,  в  верхнем  углу  рамы, освещала мансарду. Нет, он был жив, он дышал, он, открыв глаза,  лежал  на постели, и возле  постели  темнела  чья-то  наклоненная  к  нему  фигурка, выделялась силуэтом на стуле перед кроватью, прохладные пальцы  равномерно гладили его  потную  грудь,  и  неразборчивый  голос  шептал,  прерываемый слезными всхлипами:

    - Herr Leutnant... Herr Leutnant...

    "Неужели? Кто это? Как она здесь? Это она? Эмма? Как она могла  прийти? Да, это она, она", -  подумал  он,  тягостно  вспомнив,  еще  не  стряхнув кошмарный гнет сна, и пот стекал по его вискам.

    Он был раздет, накрыт теплой и мягкой периной, - видимо, она  раздевала его, стягивала сама  пропотевшую,  пропахшую  толовой  гарью  гимнастерку, заляпанные грязью сапоги, укладывала на постель под  перину,  видя  его  в состоянии безобразного опьянения,  и  он,  испытывая  ожог  стыда,  резкую неприязнь  к  ней,    будто    был    окончательно    втянут    в    откровенное предательство, грубо сбросил ее руку со своей груди, сел на кровати.

    - Уходи отсюда! Weg!

    - Nein, nein! Herr Leutnant!..

    Она вся собралась комочком, сгорбилась и вдруг  упала  головой  ему  на плечо,  осыпав  его  подбородок  волосами,  пахнущими    туалетным    мылом, истерично заплакала, водя мокрыми, в слезах губами по его  щеке,  умоляюще целуя мокрыми прикосновениями, а он чувствовал,  как  дрожало,  судорогами напрягалось ее тело, выговаривал хриплым шепотом:

    - Уходи сейчас же... Зачем ты пришла? Weg отсюда!

    - Ich bin traurig, ich bin traurig... [Мне грустно, мне грустно...]

    Он оттолкнул ее, непримиримо усмехнулся.

    - Traurig?

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту