Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

194

«плохо»?

        – Плохо с твоей мамой. Приходил Яблочков, был сначала у меня, потом у Максима со мной вместе. Очень был рассержен, что ты уехал…

        – Что с мамой? – закричал Александр, ловя ускользающий ее голос. – Нинель, говори громче! В трубку говори! Куда ты исчезаешь? Чертова связь! Нинель, что с матерью? Говори, что у вас!

        И опять, наслаиваясь на взвизги, на гудение воздушных далей, стали прорываться ее слова:

        – … В булочной какойто подонок… Его прозвище Летучая мышь. Ты знаешь такого? Он подкараулил в булочной твою мать и сказал ей, что ты убил человека и скрываешься в Москве, что тебя ищет милиция…

        – Этого подонка придавлю, как крысу! Что с мамой? Что с мамой? Здорова? Что с мамой?

        – Мама больна. Убили Эльдара. Господи!.. Его нашли во дворе, связанного проволокой. Пальцы на руках отрезаны, выколоты глаза. Они пытали его, чтобы он выдал им, где ты, Саша. Это звери, звери!

        – Ясно. А что мама? Что говорит Яблочков? Что он?

        – Он говорит…

        – Что он говорит?

        – Он вчера вечером отвез ее в больницу.

        – Вчера вечером? Ясегодня выезжаю в Москву.

        – Не надо, не надо! Не приезжай! Тебе нельзя! – воскликнула Нинель, и голос ее поперхнулся, упал до шепота: – Нельзя… У нас тут происходит чтото ужасное. Кирюшкин арестован. Понимаешь – Кирюшкин! Логачева вызывали на допрос. Какието подростки дежурят у нас в подъезде, провожают меня волчьими глазами. Не надо, Сашенька! Приедешь, когда все успокоится. Не приезжай! Не надо! Не приезжай, мой милый!..

        Он погибал в клещах ее голоса. Известие об Эльдаре, страх за мать, за Нинель обвивали и сжимали его горячей духотой, теснотой кабины, ее надышанными человеческими запахами, и он безнадежно ловил ее поперхнувшийся и загороженный диким свистом шепот, с жестким препятствием в горле выдавил:

        – Я приеду завтра…

        Ему почудилось – она заплакала, вскрикивая:

        – Не надо, не приезжай! Саша, не приезжай!

        – Я приеду завтра утром.

       

Глава тринадцатая

       

        – Так чего нам делать с ним?

        – Он сказал, что была санкция прокурора на арест? По всей видимости, он причастен к какомуто убийству, так я понял. Понял я, что его дело передается следственным органам прокуратуры, но достаточных оснований нет. Он говорил об экспертизе крови в машине. Это лишь косвенное доказательство.

        – Лапшу на уши весит! Убег из Ленинграда! Пьяный до одури он, белая горячка! Прибил кого и напропалую запил. А ордена, видать, украл или содрал с кого. Сдать его в милицию, позвать проводника – и все дела! Вот чудак егорьевский, сам все и выболтал, пьянь или полоумный, что ль? Ехать в одном купе с убийцей оченно интересно, но не жалаю! Не за то деньги в спадьный вагон плачены. А ежели у него нож? Встанет, пырнет с пьяных глаз, сейчас много таких!

        – Перестаньте кричать, он болен, не видите разве? Не пьян, а болен! То, что он наговорил в бреду, отнюдь не прямые и не косвенные доказательства. Они не свидетельствуют, что он когото убил. Он все время повторяет, что убит какойто Эльдар… ктото арестован. Какойто Кириллов, Краюшкин, трудно понять.

        – А вы вроде адвоката какого или из какихто знатоков этого дела? Больно уж вы разбираетесь. Я ни бумбум не понял,

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту