Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

193

попробовал улыбнуться, но получилась гримаса раздражения. «Какого черта я должен смеяться уродству? Для кого это? Для идиотов?»

        Он вышел на аллею, прислонился спиной к перилам балюстрады, закрыл глаза, размышляя о своем положении, о всех этих неприкаянных днях, о трижды проклятой необходимости скрываться и вдруг почувствовал презрение к самому себе и даже засмеялся этому презрению.

        «Да подожди, подожди, милый лейтенант, каким образом ты попал в „комнату смеха“? Где ты? В Ленинграде? В Москве? Ты в детстве любил бывать в этой комнате. Что ж, человек смешон и трагичен. Как клоун? Нет, каждый смертен не поклоунски. От чего я так трусливо бегу? От кого? Или мне предстаэилась эта комната с зеркалами? Где же я? В своем бегстве я сам себе был смешон с Хохловым, с проводником, с Максимом. Значит, я погибаю,.. Если нет смысла, там трусость… Как нужна сейчас Нинель… Почемуто кажется, что за нее я пошел бы на что угодно. Только бы увидеть ее».

        Слабым шелестом пропорхнул старческий голос над головой:

        – Гражданин военный, вам припечет голову, вы получите солнечный удар.

        Он вскочил, от резкого движения поплыло темными кругами в глазах, и он напряжением воли справился со слабостью, силясь улыбнуться старичку в парусиновом пиджаке, в старомодной панамке – тот стоял перед ним, моргая кроличьими, в круглых веках глазами, какие бывают у страдающих беспокойством пожилых людей.

        – Простите, вы… ко мне… вы сказали чтото, – пробормотал Александр, очень ясно видя всю солнечную дорожку Летнего сада, солнце на траве, чугунную решетку меж стволов деревьев, сквозную небесную даль за плавающей над городом иглой Петропавловской крепости. Да, он был в Ленинграде, но почему ему привиделся Нескучный сад, совсем ненужная «комната смеха» в Парке культуры?

        – Мне… мне надо на почтамт. Где у вас можно позвонить в Москву? – выговорил он не вполне вразумительно, и старомодный старичок приставил за ухом покрытую гречкой руку, вслушиваясь глазами.

        – Чего вы? Я ведь тоже не здешний, к дочери приехал. Второй месяц я тут…

        – Мне надо позвонить, – окрепшим голосом выговорил Александр. – Вы не знаете, где почтамт?

        – Аа, почтамт, – расслышал старичок и, как крыльями, заколыхал краями панамки. – Знаю, знаю. Бывал. Из садочка выйдем, молодой человек, я и расскажу путьдорожку. В Ленинграде… тут и пингвин не заплутается. Как на Северном полюсе.

       

* * *

       

        – Нинель, это ты? Здравствуй!

        – Господи, неужели? Я не верю, что это ты! У тебя другой какойто голос. Это ты, Саша, ты? Господи, неужели?..

        – Это я, Нинель. Я не вытерпел и позвонил тебе.

        – Саша, миленький, ты так нужен сейчас. Но не приезжай, не приезжай, я тебя умоляю… У нас случилось ужасное. Не приезжай сейчас!

        Он задохнулся от захлестнувшего его волнения, услышав ее голос, ее дыхание, такое приближенное чудом человеческого изобретения, что телефонная трубка в его ладони стала влажной.

        – Что случилось? – спросил он хрипло и, не вытирая капли пота, защекотавшие виски, повторил: – Ничего не скрывай. Говори.

        Она замолчала. Ее голос удалился и растаял в мышиных писках пространства:

        – Плохо, Саша…

        – Что «плохо»? Объясни как следует. Что значит

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту