Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

68

о встрече во дворе с Лесиком и его дружками. Кирюшкин не выказал никаких чувств, выслушал без вопросов, потом проговорил превесело:

        – Ты, старина, можешь идти провожать Нинель. Они тебя не тронут. Ты им не нужен.

        – И всетаки я подожду, – возразил Александр. – Может быть, я вам буду нужен.

        – А это вполне возможно. Хотя не исключено – будет перебор в силовых средствах. – Он взял под локоть Людмилу, подмигнул Александру. – Танцы продолжаются, старина.

       

Глава восьмая

       

        – Губы не надо, – сказала она, поворачивая голову к стене. – Поцелуй шею. Потом грудь. И потрись губами о соски. Нежно, нежно.

        – Кто тебя научил этому?

        – Изольда.

        – Кто?

        – Ты не знаешь ее. Она вышла замуж за поляка и уехала.

        – Сумасшедшая какаянибудь?

        – Почему? Мы учились вместе. На актерском. Но она иногда приходила ко мне ночевать.

        – Странно, росистая ива с другой планеты.

        – Ты запомнил слова Эльдара? Чего же тут странного? Эльдар – поэт. А она просто была нежная девочка.

        На потолке зыбко, как отражение в воде, дрожало пятно от уличного фонаря, в беззвучной темноте шевелились среди этого пятна тени от листвы, и приторно пахло духами от теплой шеи, от груди Нинель, – и вместе с этим запахом какоето неудобство, стесненность исходили из потемок чужой, заставленной старой мебелью квартиры, и Александру чудилось, что он слышал чьето дыхание за стеной, неприятные шорохи, словно их подслушивали, и уже жалел, что отказался от предложения Кирюшкина взять ключ от его комнаты, где он жил один. Этот ключ он предлагал Александру, когда полной ночью вышли от Людмилы, приготовленные к встрече с Лесиком и его дружками, но встречи не произошло – во дворе никого не было, – и уже на спящей, без огней улице стали расходиться. Тут Кирюшкин, не пропустив мимо внимания сближение Нинель и Александра, сказал ему, что сегодня настроен переночевать не дома, а завалиться куданибудь в ночной ресторан, и протянул ключ с поощряющим видом. Нинель услышала, о чем шла речь, и независимо прервала Кирюшкина: «Благодарим, атаман. Мы пойдем гулять по центру».

        Ему неуютно было в этой комнатке, световое пятно зыбилось маленьким зеркальным озерцом на потолке, он не видел ее лица, ее глаз, ее губ, она лежала, повернув голову к стене, а он целовал ее шею, ее грудь и говорил шепотом:

        – Почему ты прячешь губы?

        – Не хочу. Мне так нежно.

        – Но зачем так?

        – Мне нежно. Я могу тебя почувствовать…

        – Ты так любишь?

        – Мне хорошо. А зачем тебе мои ноги?

        – Я хочу тебя обнять и лечь на тебя.

        – Зачем?

        – О чем ты спрашиваешь?

        – Не надо так.

        – То есть?

        – Так я не хочу.

        – А как ты хочешь?

        – Я не могу тебе ответить. Я просто тебя хочу… всего тебя.

        – Как?

        – А ты делай то, что ты хочешь. Может быть, ты любишь, чтобы женщина ложилась на тебя? Или еще какнибудь…

        – Какнибудь?

        – Ну, чтобы я тоже могла тебя… ласкать.

        – А зачем так?

        – Может, это будет интереснее и тебе, и мне.

        – А тебе это лучше? Ну, хорошо. Что я должен делать?

        – Я тебе помогу. Я лягу на тебя. Только ты не шевелись. Я буду все делать. И не целуй меня в губы. Я сама буду целовать тебя.

   

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту