Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

55

  – Что за общество собирается у Панарина, не могу понять. Вам чтонибудь это говорит, Аллочка? Абсурд! – уловил Александр сниженнопренебрежительный голос за спиной. – Эстет, известный художник приглашает какихто субъектов, странных людей, какихто солдат, как будто тут казарма, где позволено материться и пить водку, как из корыта.

        Александр обернулся с терпким интересом. Молодой человек в светлом пиджаке, гладко, до блеска волос причесанный на косой пробор, с белыми женскими руками и надменнокрасивым лицом разговаривал с неумеренно полной в бедрах девушкой, глядевшей на него черными, как бы влажнолипкими глазами. Она сказала виолончельным голосом:

        – Панарин – чудак, все ищет какието типажи среди молодежи и любит, когда собирается Бог знает кто. Но тут фронтовики…

        Светлый пиджак налил в рюмку немного водки, понюхал водку с видом знатока ее вкусовых качеств, но не отпил, поставил ее обратно на стол.

        – Не Бог знает кого, а черт знает кого. И водка какаято сивуха. Для солдат, что ли, куплена на Тишинке. Много званых, да мало избранных. Абсурд какойто!

        В те дни своего возвращения Александр начинал догадываться, что люди, не нюхавшие пороху, либо играют заданную или внушенную себе роль, либо заняты суетой самосохранения, заботой о куске хлеба, либо ведут отраженное существование циничной и усталой души. И вместе с тем он испытывал раздражающую неприязнь к тем, о ком с первого раза складывалось отрицательное мнение, нисколько не задумываясь, что подумают о нем самом.

        – Чем же вам так не нравятся солдаты, интересно бы знать? – вмешался в разговор Александр, загораясь, но произнося слова спокойно.

        Светлый пиджак зло пошевелил тонкими ноздрями.

        – То, что вы, солдат, подслушиваете… и вмешиваетесь в чужой разговор и, несомненно, думаете, что ваши ордена вам все позволяют! Но, как известно, война кончилась! И все привилегии кончились!

        – Конечно, – с трудом согласился Александр. – Не всегда разумно говорить всю правду, но все же иногда надо. Простите великодушно, вы – предостаточный дурак, как когдато говорил мой начальник штаба.

        Светлый пиджак выпрямился с язвительным достоинством.

        – Это вы обо мне так сказали?

        – Мой начальник штаба сказал, а не я.

        – Никакого здесь начальника штаба нет.

        – К сожалению. Ну, тогда, значит, я.

        – Послушайте, ввы!.. В золотом девятнадцатом веке я бы вызвал вас на дуэль… и убил бы без сожаления. За оскорбление!

        «Что же, этот парень, видимо, умел постоять за себя».

        – Зачем же возвращаться в девятнадцатый век? – возразил Александр с наигранной серьезностью. – Давайте приступим сейчас. Хотя бы на вилках. Я к вашим услугам. Вот ваше оружие…

        Он взял со стола вилку и с театральным рыцарством протянул ее светлому пиджаку, чувствуя в себе омертвляющую ярость, которая подхватила его, навязывая вынужденную и малоприятную враждебную игру.

        – Хамство какое, – ядовитой змейкой прополз шепот маленькой брюнетки, и Александр наткнулся на ее влажнолипкий взгляд.

        – Благодарю вас, крошка, – сказал он с милой почтительностью.

        Вокруг стола приумолкли, стихли анекдоты и смех, перестали пить и жевать, на нетрезвых лицах появилось разнообразное

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту