Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

140

- и  никак в лоб не атакнешь! И бронетранспортер их там еще поддерживает! Хоть  землю зубами рви! Я вот сам со взводом в обход пошел,  с  тыла  зайти  -  а  это время, лейтенант, и тоже вилами писано! Дали бы по ним парочку снарядов, и выколупнул бы я их  враз,  как  тараканов!  А?  Ну?  Братцы  артиллеристы, подавить бы бронетранспортер парочкой снарядов  -  и  крышка!  Ну?  Прошу, братцы, душой прошу! Не дайте роту положить, пехота -  тоже  люди!  Крышка войне ведь, чуется,  братцы,  зачем  людей  дожить,  жить-то  всем  охота! Огоньком бы нам помочь! Ну? Огоньком бы их, курв, выкурить!..

    Никитин видел искательно требующее, униженное,  даже  неловко-стыдливое лицо низкорослого старшего  лейтенанта,  командира  стрелковой  роты,  еще минуту  назад  грубого,  властного,  видел  встревоженно  поднятые  головы расчетов и среди других взглядов - угрюмый и ненавидящий взгляд  Меженина, направленный на пехотинца,  этого  раздавленного  сейчас  жалкой  просьбой стрелкового офицера, вероятно прошедшего огонь и воду. Но, вмиг  опаленный злостью, Никитин подумал, что пехотинцу теперь неважно совсем  было,  как, зачем  они,  артиллеристы,  оказались  здесь,  почему  и  в    силу    каких обстоятельств была  взорвана  дамба  на  озере  и  горела  на  том  берегу самоходка, а важно было сохранить в последнем бою, в последней атаке людей своей роты возле какого-то лесничества.  И  он  неприязненно  спросил,  не скрывая издевки:

    - Зачем на вас плащ-палатка? Может, мешает атаковать? Или дождя ждете?

    - Мешает? Хрена с два! Чтоб пули  путались!  -  вскричал  отшлифованным голосом старший лейтенант  и,  как-то  нагловато  веселея,  потряс  полами плащ-палатки, пробитой, черневшей дырами. - Видел  сколько?  После  каждой атаки - отметина! С Днепра ношу! Заколдованный панцирь! Не за себя  прошу, братцы! Войдите в положение! Не имею я права своих хлопцев  после  Берлина положить! Нахоронился я  их  сотнями,  куда  еще  больше!  Жить-то  кто-то должен. Или уж не люди мы!..

    - Прекратите! Покажите на карте  лесничество,  -  не  без  брезгливости перебил Княжко и вынул из планшетки  новенькую,  выданную  перед  Берлином карту. - Где оно?

    - Эх, лейтенант! Да без карты - рядом! До конца просеки, потом - метров триста по проселку. На северо-восток от озера, рядом! - Старший  лейтенант тыкнул заскорузлым пальцем с въевшейся под ногтем земляной грязью в карту. - Ни к чему тебе, лейтенант, карту  читать.  Словам  моим  не  веришь?  Не штабист ведь ты? К чему карта?

    - А затем, что хочу знать,  выйду  ли  я  от  лесничества  к  шоссе,  - непререкаемо отрезал Княжко, отодвигая палец Перлина на карте. - Я  должен выполнять, чтоб вы знали, свою задачу, а не стрелять по  лесничеству,  где поджала хвост наша уважаемая пехота. Так, - сказал он, складывая карту.  - Проселок через лес соединен с шоссе. Километрах в  двух.  Прекрасно...  Ты как, Никитин? Возражений нет?

    "Неужели он решил? -  подумал  Никитин,  содрогаясь  от  неумолимого  и педантичного упорства  Княжко.  -  Он  еще  надеется  встретить  на  шоссе самоходки? Нет, мы делаем безумство какое-то!"

    - Ты командир батареи, -  ответил  Никитин  глухо,  и  этот  ответ  был косвенным согласием его.

    - С

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту