Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

9

Золотую Звездочку. Заманчиво, верно? Наша батарея переправилась первой и зубами вгрызлась в правый берег. Танки наваливались на нас три дня, от батареи и от моего взвода осталось ноль целых, ноль десятых. Металлолом. Но на плацдарме закрепились. Шесть танков красиво горели ночью. Светло, хоть немецкую листовку читай.

        – И что?

        – Да ни хрена. Звездочка накрылась. Комбату дали «Отечественную», мне – «За отвагу». И остальным медалишки раскидали. Звездочки получили не мы, а те, кто пришел из тыла на плацдарм после нас. Мы в это время валялись в госпиталях.

        – История понятная. А чем еще тебя обласкали, кроме «Отваги»?

        – «Отечественной» и второй «Отвагой». Но чьято Звездочка всетаки принадлежит мне… Она моя. Понял, Сашок? Летела ко мне на грудь, а попала на чужую.

        – Какое это имеет значение? Все награды – лотерея, игра в двадцать одно. Не знал, что ли? Может, твоя Звездочка – жив остался.

        – С кем живешь? Отец и мать живы?

        – Отец умер от ран в госпиталях. Живу с матерью.

        – Счастливый ты, Сашок.

        – В каком же смысле?

        – Есть мать. Я – один как перст. Отец умер в сорок первом, перед войной. Мать эвакуировалась, когда я был в армии. И вышла замуж в Ташкенте. Впрочем, особа она была легкомысленная. Все время вертела хвостом и портила отцу жизнь. И я для нее не существовал. Ну, хватит, пожалуй. Многое ясно. Последний вопрос, на который можешь не отвечать. Оружие привез с фронта?

        Он спросил это с веселой мимолетностью, как если бы спрашивал о чемлибо очень обычном, и Александр не почувствовал тайного интереса в этом любопытстве, но в военкомате каждому демобилизованному настойчиво задавали такой же вопрос, поэтому он не ответил прямо.

        – А почему это тебя интересует?

        – Мне пришлось продать свой ТТ, – сказал Кирюшкин сожалеюще. – Когда возвращалась из Германии, на радостях пропили все вдрызг. На какомто пристанционном рынке обменял игрушку на три бутылки самогона. Думал, не пригодится.

        – Ну, меня, наверное, спасло то, что водку я не пью. А вообщето артиллеристу пистолет ни к чему. Хватит и орудия. В разведке без пистолета, как без рук. В поиск я с собой брал два пистолета. Два и привез. Один сдал.

        – А второй?

        – Выбросил.

        – Сглупил вдвойне.

        – Выбросил, но представь – не совсем, – пошутил Александр и почемуто провел пальцами по металлическим пуговицам застегнутого кителя, задержал руку на боку. – Хотя знаю о приказе сдать оружие – огнестрельное и холодное.

        – Наверно, с собой носишь? – с ласковой усмешкой догадался Кирюшкин. – За задницу хватаешься – значит, рефлекс.

        – Догадливый ты, как еж калужский. А если так?

        – Комментариев не требуется. Зайдемка сюда. Ребят догоним.

        – Куда зайдем?

        – Видишь разбомбленную школу?

        – Вижу и знаю. Пятьсот двадцатая, средняя. Здесь учился, представь.

        – Здесь? Интересно, а живешь где?

        – На Первом Монетчиковском. Ну а ты?

        – Малая Татарская. Похоже – соседи. Совсем прекрасно. Пошлика, пошли. На пять минут зайдем.

        Здание школы находилось в липовом парке, очень поредевшем за войну, среди травы вблизи тротуара торчали пни спиленных деревьев. За этими пнями, меж оставшихся обгорелых лип стояли

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту