Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

137

садились кучей вокруг станин, но  вскоре,  вконец  обессилев  от  стальной неповоротливости орудий, переноски ящиков со снарядами, оглохнув от слепой стрельбы самоходок, падали в  хвойное  месиво  грудью,  вжимались  плашмя, сваленные ударами близких разрывов, взметающих  комки  грязи,  окатывающих спины фонтанами воды;  потом,  подхлестнутые  резким  приказом  невидимого Княжко:  "Орудия,  вперед!"  -  в  изнеможении  вставали,  поворачивали  к Никитину не  лица,  а  черные,  налепленные  маски,  изуродованные  единым безнадежным вопросом: когда же конец, лейтенант?

    - Еще, еще, друзья! - говорил Никитин с  механической  однообразностью, как в кошмарном забытьи внушая себе  и  им  необходимость  того,  что  они делали, и, качаясь, упирался плечом в неподатливое тело  орудия,  стороной слыша сипящие ругательства  Меженина,  яростно  расхристанного,  какого-то страшного во всем облике после приступа подавленности:

    - Навались, навались, душу вашу мотать! Подыхать, так с музыкой! Шевели задницами! Нав-вались, в гробовую вас доску!..

    А когда, продвинув орудия на несколько сот  метров  по  лесному  берегу озера, вышли на широкую сухую просеку  из  мрачной  сгущенности  дыма,  из разжиженной водой низины, Никитин почувствовал, что  не  в  состоянии  уже стоять на ногах,  и,  ощущая  дрожание  ног,  железистую  горечь  во  рту, привалился  боком  к  стволу  сосны.  Он  отупелыми  пальцами  рвал  ворот гимнастерки,  он  хотел  глотнуть  воздуха,  задыхаясь,  жаждая  пить  его пересохшим горлом; приступами его подташнивало,  пот  затуманивал  зрение, оглушительно и молотообразно била кровь в  висках.  Он  расплывчато  видел справа приведенные к бою орудия Княжко - и не поддавалось воле понять, как и почему он здесь...

    Все со стоном, мычанием повалились на землю  около  станин,  уткнувшись лбами в прошлогодний пласт хвои. Меженин один, держась за щит, разевая рот надорванным дыханием,  воспаленно,  следяще  смотрел  на  Княжко,  который быстрыми шагами шел от своих  орудий,  на  ходу  вытирая  носовым  платком дочерна измазанные копотью мокрые руки.  Княжко  шел  молча,  сапожки  его ступали упруго по траве, но легкое  покачивание  торса  при  еле  заметной хромоте явно выдавало его безмерную усталость, наверное, скрываемую им как человеческую слабость, и досадливо-хмурый  взгляд  его  нетерпеливо  искал что-то, ощупывал лес на противоположном берегу озера.

    - Тебе ясно, Никитин? - подойдя, заговорил он звенящим голосом. - Ушли! Ушли к черту! Взорвали мост, и  пока  мы  здесь...  -  Он  был  раздражен, бледен, гимнастерка намокла на груди, влажные светлые волосы  прилипли  ко лбу, видимые из-под забрызганной темными пятнами пилотки, и не было сейчас в его внешности  той  безупречной  чистоты,  подогнанной  опрятности,  что всегда поражали Никитина. - Успели оторваться от нас! Ушли  по  шоссе.  Ты понял? - продолжал Княжко, вглядываясь в противоположный берег, и  стиснул в кулаке грязный носовой платок. - Знаешь, что  получилось?  А  получилось вот что: не они от  нас,  а  мы  уходили  от  них.  Идиотство,  идиотство! Упустить три дрянные самоходки! Чтоб по тылам нашим  шастали!  Никогда  не прощу себе!..

    - Оставь, Андрей. - Никитин  слабо

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту