Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

134

на одном возможном, как спасительном разрешении  всего:  "Скорее вперед, только бы пройти, миновать  гибельную  слепоту  лесного  коридора! Только бы не дать пристреляться из укрытия самоходкам!.."

    И он остро понял по себе,  какая  неотступная  мысль  раздавила,  смяла Меженина, а  поняв,  ощутил  парализующую  отраву  вылитого  яда  ("Зачем? Сейчас? Рисковать? В конце войны?")  и  оглянулся  на  солдат,  облепивших орудия, с руганью, натугой толкающих неподатливые колеса, изнемогающих под тяжестью станин - по его приказу и приказу Княжко. Он спрашивал  взглядом, слышали ли они этот по страшной правоте неопровержимый протест Меженина, и одновременно  еще  подумал,  что  необоримый  страх  самосохранения  перед последним шагом к выходу из неоконченного боя погубит их всех в оцепенелом бездействии - их всех просто расстреляют из-за деревьев самоходки в  упор, и это должен был знать Меженин, воевавший не первый день,  приспособленный к вой не гораздо ловчее, хитрее его, Никитина, в свои тридцать лет.

    - Меженин, Меженин... - выхрипнул Никитин и  перевел  дыхание:  ему  не хватило воздуха. - Молчать, поняли? Ни слова, ни слова, Меженин!

    Меженин, ощерясь, оторвал от щита орудия заволоченные  мутью  невидящие глаза, веревками надулись жилы на его крепкой шее, и он  вытолкнул  грудью клокочущий шепот:

    - Всех захотели рассчитать, всех?..

    Обвальный взрыв, подсвеченный огнем, взлетевшим в дымной тьме леса, так сильно тряхнул землю под ногами, что, почудилось, она распоролась  бездной впереди орудия, что-то огромное и темное вздыбилось там, жаром надавило  в горло, качнуло орудие назад, туча горячей хвои, сорванной  листвы  смерчем пронеслась над головами, раздробленно закричали растерянные голоса солдат, фальцетом взвился изумленный вскрик Ушатикова: "Чего? Чего это  они?.."  - Но Никитин, кашляя в горьком угаре тола, размазывая  рукавом  по  влажному лицу больно влипшие иголки хвои, не мог ответить, не  мог  разобрать,  что произошло  за  деревьями.  Внезапный  взрыв  этот  похож  был  на    грохот многотонной бомбы, на разрыв дальнобойного снаряда, однако не слышно  было ни  просверливающего  поднебесье  завывания  его,  ни    знакомого    рокота самолетов над лесом.

    - Чего? Чего там? Себя подрывают?..

    - Товарищ лейтенант!..

    - Сто-ой! - крикнул Никитин. - Стой!

    Там, где произошел непонятный взрыв, плотная  матовая  завеса  скрывала все - шоссе, землю, деревья, небо, - все  заслоняла  бушующая  багровым  и черным  мгла,    просеченная    трассами    бронетранспортеров,    прорезаемая лохматыми кострами беглых разрывов: там, в дыму,  вслепую  вели  учащенный огонь самоходки.

    - Сейчас... - выговорил  беззвучно  Никитин  и,  присев  на  поваленную сосну, ощупью отдирая хвойные иголочки от  исколотого  лица,  взглянул  на сплошь исцарапанный, донельзя закопченный целлулоид планшетки, на карту  и тут понял, что могло произойти впереди. Шоссе в  лесу  шло  прямой  нитью, проходило левее просеки через узкое  озеро,  по  западному  краю  которого отмечен был на плотине деревянный мост.  И  тогда  все  стало  яснее  ему: немцы, втягиваясь в глубину  леса,  переправились  по  мосту,  после  чего подорвали его, открыв огонь с того берега, вне

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту