Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

121

что простил Меженину страшное прегрешение на войне только  потому,  что  взвод тогда не понес потерь, и потому,  что  Меженин  не  был  трусом,  считался лучшим командиром орудия в батарее.

    Но то, что сейчас Меженин  с  едкой  циничностью  пошел  на  обострение отношений, приглушенных Никитиным, было,  по-видимому,  явным  результатом двух прожитых неправдоподобно благостных  и  разлагающих  суток  вдали  от войны, без ежеминутной опасности, когда  всеми  ожидалось:  вот-вот  нечто огромное должно измениться на земле, навсегда ослепить  радостной  синевой завоеванного и возвращенного мира, счастливым началом  вечного  праздника, обещающим новую, нескончаемую жизнь, к которой каждый  испытывал  жадность по-разному.

    "Что же мне делать? - думал Никитин, торопливо бреясь. - Я тоже нечист, я тоже в чем-то замешан... Со мной тоже случилось какое-то безумие?.."

    Вся батарея была построена на лужайке;  вокруг  зеленела  трава,  везде сильно грело солнце,  весенние  запахи  обогретой  травы,  цветущей  вдоль забора сирени, белых яблонь то прохладными, то теплыми  волнами  ходили  в утреннем воздухе, и эти запахи будто обмыли Никитина, когда он  подошел  к строю.

    Лейтенант  Княжко  заканчивал  физзарядку,    что    называлась    особой, "пехотной", физзарядкой, порой применяемой им на отдыхе,  -  рукопашный  и штыковой бой, приемы его, ни разу не использованные  в  батарее  ни  одним солдатом  на  передовой,  ни  самим  Княжко,  были,  по    его    убеждению, необходимой тренировкой для  физической  закалки  тела,  заученной  еще  в пехотном училище.

    Княжко, голый до пояса, стоял на краю лужайки у  принесенного  (по  его приказу) из города и воткнутого в землю рекламного щита, где  изображалась гигантская бутылка пива,  опрокинутая  над  кружкой,  вожделенно  кипевшей шапкой пены, и, держа винтовку с примкнутым  штыком,  говорил  внушительно маленькому рыжему Таткину:

    - Что у вас за движения? Как бегаете?  Как  держите  винтовку?  Мускулы дряблые, плечи опущены, смотреть на вас  неприятно.  Убрать  живот,  грудь развернуть, спину выпрямить! Посмотрите, как это делается!

    Княжко втянул и без того плоский живот, слегка развернул плечи,  и  его тонкая, прямая, мускулистая  фигурка  налилась  изящной  упругостью  силы, гибкой и литой собранностью. Точно мальчик в гимнастическом зале  проверял послушность развитых мышц перед упражнением.

    Низкорослый Таткин, лоснясь на солнце  белокожей  спиной  и  безволосой грудью, усиливался подтянуть ремнем  складку  отвислого  животика,  вбирал шумными вдохами  воздух,  несколько  сконфуженный,  и  всегда  хитроватое, подсчитывающее что-то, усатое личико  его  выражало  серьезность  попытки. Было известно, что наводчик Таткин,  бывший  счетовод,  постоянно  считал, высчитывал про себя, выверял все, что поддавалось какому-либо  исчислению, неизменно делил на порции хлеб, взводный табак и  сахар,  цепко  держал  в голове количество не выданных старшиной сухарей,  количество  выстреленных снарядов, подбитых танков, полученных батареей орденов и медалей, и,  зная эту его арифметическую  способность,  солдаты,  возбужденные  физзарядкой, весело  наблюдали  за  ним  из  строя,  беззлобным  смешком    и    советами

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту