Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

117

сообщений  не поступило. Хорошо спали?

    - Прекрасно спал, несмотря на то, что проиграл вам вчера в  карты.  Где Княжко?

    - На дворе. Рано пришел.  Самолично  готовится  физзарядку  с  батареей проводить. Вроде занятий по  строевой.  Вот  принес  вам  горячей  воды  - бриться.

    - Спасибо за воду. Немного неясно: почему  вы  Ушатикова  заменили?  Он что?

    Сержант  Меженин,  умытый,  выбритый  до  отшлифованной  чистоты    щек, подчеркнуто услужливо поставил котелок на подоконник,  его  светлые  глаза невинно посмотрели на Никитина, точно между  ними  этой  ночью  ничего  не произошло, глянули на смятую  постель  и  притушенно  помертвели.  Никитин спросил официально:

    - Вы хотели что-то доложить?

    - Разговор личный есть, товарищ лейтенант, - лениво, без  особой  охоты проговорил Меженин. - Насчет вчерашнего. Объяснить надо. Дрозда  вы  вчера дали крепко. Бросились на меня чертом, еще чуток - и пистолет бы обнажили, а это дело не так было, как вам померещилось.

    Никитин натянул  хромовые  сапоги,  пристукнул  каблуками  об  пол,  не выявляя нужного интереса к объяснению Меженина.

    - То есть? Как мне померещилось?

    -  Когда  я  на  шумок  пошел  и  ее  застукал  у  гардероба,  немочку, финтифлюшку эту рыженькую, -  продолжал  скучно  Меженин,  из-под  заграды ресниц поглядывая на постель, - она в слезы от  страху,  видать,  схватила меня за руку и к кровати потащила сразу, мокрохвостка фрицевская. Завалила на себя, ну а тут вы... И привиделись вам  сказки,  страсти-мордасти.  Вот так было...

    Меженин невозмутимо лгал, но в этой лжи не было и намека на  оправдание или вину его.

    - Хотите  рассказать  мне  сказки,  сержант?  -  проговорил  Никитин  и переменил направление разговора: - Что во взводе - в порядке?

    - Как в аптеке,  -  ответил  Меженин  будничным  голосом  человека,  не омраченного угрызением совести. - А  немочка-то,  а?  Бодливая  козочка  с копытцами. Сама орет "нейн", а сама на себя валит. Видать,  немецкие  бабы за все хотят  одним  расплатиться.  А  вы  не  разобрались.  Насчет  этого щекотливого дела вы, откровенно скажу, человек малоопытный.

    Еще вчера почти ненавидевший Меженина, почти решивший ничего не прощать ему после отвратительной сцены здесь, в своей комнате,  Никитин,  краснея, отвернулся, его ожег внутренний жар стыда, он не хотел возвращаться к тому неприятному, что было  между  ними,  к  той  неприятной  границе  неполной справедливости, которая, мнилось, разделила и в  чем-то  порочно  и  тайно сблизила    его    с      Межениным,      и,      превозмогая      эту      угнетающую непоследовательность, он ответил насколько возможно спокойней:

    - Все, Меженин, это в  последний  раз.  Я  не  хочу  помнить.  На  этом закончим. Можете идти. Я спущусь через пять минут.

    Однако Меженин не уходил; тогда Никитин подошел к зеркалу  над  комодом и, принимая занятый вид, пощупал щеки, как это делают  перед  бритьем,  но тотчас  краем  зрения  заметил  в  зеркале  нагловато-дерзкую  полуухмылку Меженина, показавшуюся из-за двух передних попорченных зубов лишней, чужой на его полноватом красивом лице. И Никитин словно ощутил  тупой  толчок  в затылок, спросил:

    - Что еще, Меженин?

    - Да так, товарищ лейтенант...

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту