Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

104

без них!

       

        Это напевает Мишка Дариновский.

        Едем в эшелоне. Я лежу на нарах, вспоминаю тебя и все вижу… Вижу, как будто все было сейчас. Уверен, меня не убьют. Мишка Дариновский сидит внизу, насвистывает, чистит ТТ. Значит, он тоже любил тебя? Но почему не сказал прямо? Честность офицерская – без нее нельзя жить».

        «Эх, Прошин… милый Прошин», – думал Ермаков, до ясной отчетливости вспоминая его веселое, возбужденное лицо, его просящий мальчишеский голос: «Товарищ капитан, я не могу бросить взвод!» – и ту первую бомбежку в окруженной деревне, где он погиб.

        Ему хотелось увидеть фотокарточку Тани, о которой так сдержанно, так непонятно писал лейтенант Прошин, но он не нашел ее в сумке. Она, повидимому, осталась у него в нагрудном кармане, погибла вместе с ним.

        Ермаков опять лег, отвернулся к стене и так лежал неподвижно, не раздеваясь, не снимая сапог, наконец медленно забылся.

        …Глубокой ночью его разбудили громкий стук в дверь, певучий голос хозяйки вперемежку с мужскими голосами.

        И он, еще ничего не видя в густой темноте, инстинктивно потянулся за оружием, окликнул:

        – Кто там, хозяйка?

        – К вам чи що? – растерянно ответила она из потемок. – Где ж зажичка? Туточки была.

        Какието люди, топая сапогами, входили в хату. Сейчас же чиркнула зажигалка, осветила полные белые плеч и хозяйки, ее заспанное лицо; она зажгла керосиновую лампу, в комнате запахло свежестью дождя, подуло влажным ветром из растворенных дверей, и Ермаков громче спросил:

        – Кто пришел?

        В комнате стояли трое. Майор, сухощавый, с белесыми деревенскими бровями, и рядом – двое солдат в намокших плащпалатках, под которыми оттопыривались автоматы.

        Майор вопрошающим взором обвел Ермакова, некоторое время выждал; лицо майора было знакомо – оно не раз встречалось в штабе дивизии.

        – Капитан Ермаков? – тусклым голосом произнес майор. – Ваша эта фамилия – точно?

        Ермаков нахмурился, затягивая на гимнастерке ремень, оттолкнул на бедро кобуру: с вечера он не успел раздеться и сапог не снимал.

        – Не совсем понимаю. В чем дело?

        – Вы арестованы, капитан Ермаков. Сдайте оружие, – проговорил майор бесцветным голосом, и по тону его голоса Ермаков безошибочно понял все.

        – Вам? Сдать? Оружие? – спросил Ермаков, бледнея, и, усмехнувшись, расправил ремень, привычно оттянутый тяжестью пистолета. – Вам? Сдать? Неужели?

        – Ваше оружие!

        Майор подошел вплотную, неторопливым жестом протянул руку ладонью вверх. Ермаков посмотрел на эту ладонь, резко вскинул глаза на майора – встречный холодный свет зрачков почти физически проник в его зрачки.

        – Вероятно, мой арест связан с полковником Иверзевым? Так, значит, вам оружие?

        Он стал с неспешной сосредоточенностью расстегивать кобуру.

        – Не делайте глупости, капитан Ермаков! – предупредил майор настороженным тоном.

        Ермаков вынул пистолет, окинул его быстрым, чтото решающим взглядом и несколько секунд помедлил неопределенно.

        – Ладно, – сказал он с насмешливым спокойствием. – Вот мое оружие. Пойдемте. Я готов.

        – Оденьтесь. Дождь, – посоветовал майор подчеркнуто равнодушно.

        – Шинелька туточки, сухонькая, – неожиданно раздался замирающий

 
игры на деньги

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту