Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

89

ему до сих пор особого везения. А при полной свободе действий он, младший лейтенант, мог взять на себя все, чего не мог сделать слишком мягкий старший лейтенант Кондратьев, и в этом он был твердо убежден.

        – Штаб полка, штаб полка… – скороговоркой вызывал связист, косясь в направлении пехотных траншей, где попрежнему не утихало движение.

        – Вы, кажется, под трибунал захотели? – бесстрастным голосом остановил его Сухоплюев. – Забылись? Где установленные позывные?

        – Четвертого, четвертого, – поправился связист и сейчас же передал Шуре трубку – Полковник…

        – Товарищ четвертый, – спокойно сказала Шура и замолчала.

        Глухой голос недовольно заговорил в трубке:

        – Кто? Говорите точнее! Кто на связи?

        – Я санинструктор от шестого, – повторила Шура окрепшим, решительным тоном. – Вы приказали весь транспорт отдать… соседям. Мне нужен один транспорт для раненых. Прикажите оставить один транспорт, товарищ четвертый…

        – Для чего вы делаете это? – прозвучали раздельные слова за спиной Шуры, и от этих слов холодным сквозняком повеяло на нее.

        Она повернулась как бы от физически неприятного прикосновения и в двух шагах увидела старшего лейтенанта Кондратьева, рядом с ним вытянулась, застыв, фигура старшины Цыгичко.

        – Что вы делаете? – шепотом сказал Кондратьев, шагнул к ней, и следом, как заведенный, шагнул старшина. – Для чего?..

        – Прошу вас, не мешайте мне, – попросила она и медленно сдунула волос со щеки, встретив глазами грустный взгляд Кондратьева.

        – Это бестолковый разговор, голубушка. Как вас понять прикажете? Это я вам мешаю? – раздраженно загудел голос полковника. – Ну, уважаемая, время не для кокетливых шуток!

        – Я не намерена шутить, товарищ четвертый! – выговорила она, будто падая с высоты. – Я имею право требовать, что положено для раненых. Прикажите оставить один транспорт, товарищ четвертый…

        – К телефону шестого, – суховато потребовал Гуляев.

        – Вас, товарищ старший лейтенант.

        Он встал к Шуре боком и начал торопливо и четко говорить, преодолевая смущение, – одни глаза оставались грустными, – и она, наблюдая его, уже не узнавала в нем того беспомощного человека, которого выдумала себе.

        Он говорил:

        – Есть. Слушаюсь… Слушаюсь. Никак нет. Немного. Кравчук. Отправлен с соседями. Так точно. Осталось двадцать пять огурцов. Туман большой. Никаких сигналов. Слушаюсь. Будем ждать. Мне ясно…

        – Значит, ждать? – проговорил Сухоплюев.

        Кондратьев, подтверждая без слов, кивнул, отдал трубку связисту. Шура, выпрямившись, с вызовом спросила:

        – Значит?.. Значит, раненые будут переправляться вплавь?

        – Пойдемте! – И не голосом, а выражением глаз он пригласил ее пройти по траншее вперед, и она подчинилась. Цыгичко двинулся следом.

        – А я, товарищ старший лейтенант? – забормотал он, забегая в ходе сообщения и напруженно вытягиваясь перед Кондратьевым. – Мне куда ж?

        – К орудию.

        – А они… Как же? Не знают, что меня вернули, – выговорил старшина, охваченный робостью.

        – Я скажу. – Кондратьев полуласково подтолкнул Цыгичко в плечо. – Идите.

        Теперь они были одни.

        Изза поворота траншеи доносился сдавленный голос Сухоплюева, с расстановками вызывающего

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту