Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

84

Для чего это я! Таак. Оччень мило!» – Оччень мило! – произнес он вслух и передернул плечами, с отвращением увидев свое грубое отраженное в стекле лицо, и не увидел, а почувствовал свой полный, оттопыривающий китель живот, всю свою грузную фигуру – в нем давно не было дерзостного порыва молодости. Да, да, она, молодость, не оглядывается назад, за спиной нет ни бремени опыта, ни расчетливого холодного терпения старости.

        – Оччень мило! – повторил он, раздраженно насупив брови. – Оччень!..

        Гвоздев нерешительно вздыхал, разглаживал, мял на коленях кисет.

        – Ну? Курить? – брезгливо спросил Гуляев. – Давно бы закурил. Нука, давай сюда кисет. Что у тебя? Махра? Самосад! Завернем, да? Щоб дома не журились?

        – Газетки бы, товарищ полковник, – обрадованно заулыбался Гвоздев, протягивая кисет.

        – Найдем. Майор Денисов! – крикнул Гуляев.

        Никто не отозвался. Однотонный голос радиста бормотал позывные за стеной, каплями падавшие в тишине:

        – «Ромашка», «Ромашка», я «Роза»… я «Роза»… я «Роза»… Даю настройку.. Один, два, три…

        – Майор Денисов!

        Денисов появился на пороге, распахнув завизжавшую дверь, сказал четко и весело:

        – Связь с Максимовым!

        Бросив кисет, Гуляев, спеша, прошел к рации, где неспокойным накалом горели лампы приемника. Обросший синеватой щетиной радист, придерживая наушники, поднял на полковника словно заострившиеся в воспаленных веках глаза, заговорил однотонно:

        – По приказу остаюсь. Мы в окружении. Веду бои… Потерял больше половины единицы… Больше половины… Почему нет огня? Нет огня… У нас кончились огурцы! Кончились огурцы! Дайте огня… по шоссе… Дайте огня по шоссе. По шоссе из Белохатки… Восточная окраина… Дайте огня… Я «Ромашка». «Ромашка». Я кончаю. Я кончаю. Немцы атакуют… Я кончаю… Мы ждем огня… – потухающим голосом закончил радист.

        Прошла минута, все стихло, радист молчал, и полковник Гуляев, уперев взгляд в его унылую спину, ждал и думал. Майор Денисов тыльной стороной ладони угрюмо гладил выбритую щеку и тоже ждал.

        – Что там? А нука, вызывайте Бульбанюка, без конца вызывайте! Что заснули? – Гуляев прошел к себе, скомандовал связисту: – Плацдарм! Кондратьева! Немедленно!

        – Быстренько шестого, – зашелестел в трубку Гвоздев. – Шестого, шестого, поняли?

        Полковник резко шагал по комнате, отлично сознавая, что за приказ он отдаст сейчас. Однако он понимал, что там, на плацдарме, только два орудия, замаскированные в двухстах метрах от немецкой передовой, от еловой посадки, где стояли танки, и мог догадываться, что после первых же выстрелов орудия Кондратьева откроют себя и если не будут расстреляны прямой наводкой, то будут раздавлены танками. Но так или иначе, узнав в трубке мягкий картавящий голос старшего лейтенанта, Гуляев отдал приказ немедленно открыть огонь по шоссе, чтобы какнибудь продлить существование батальона Максимова. И Кондратьев ответил с плацдарма: «Слушаюсь».

        Полковник чувствовал себя еще сильным, когда отдавал приказание, но потом расслабленно огруз, опустился на лавку, шинель сползла с плеч, упала на пол, а он, сопя, морщась, дергал, теребил, развязывал тесемку гвоздевского кисета. Просыпая на стол табак, он едва скрутил папироску из

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту