Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

111

я знаю. Хоть пусть будет так.  У тебя когда-нибудь это было... с женщиной?

    - А у тебя?

    - Когда-то в детстве. Но это было игрой. В каком-то сарае... Понимаешь? Ты только не ревнуй. Разве тебе не все равно?

    - Не знаю.

    - Не надо ревновать. Ты лежи, а я буду целовать  тебя.  Потом  ты  меня будешь целовать.

    В  ту  же  ночь,  перед  холодным  рассветом,  когда  они  оба    лежали истомленно, тесно обнявшись во сне после того, что вдвоем  познали  здесь, на чердаке окруженной  деревни,  он  был  разбужен  гулкими,  вибрирующими звуками - дрожала земля в накатах внутренних  сотрясений  -  и  с  острыми толчками в сердце открыл глаза. Обнимая его, она спала  на  его  руке,  и, словно успокоительно найдя защиту, лежала теплая тяжесть ее  головы,  лицо было      детским,      доверчивым,      чуть      обиженным,      и      он      ощущал терпковато-миндальный запах ее волос, испытывая к ней какую-то болезненную жалость от вчерашних ее попыток быть чистой, тупую горечь от того, что они не  почувствовали  друг  от  друга  ожидаемого  облегчения  в  неумелых  и торопливых объятиях.

    А за фиолетовым оконцем чердака все  явственнее,  все  ближе  накатывал клокочущий рокот моторов, вскоре желтый  свет  пополз  по  задребезжавшему стеклу, с улицы взметнулась из танкового  гула  неразборчивая  команда  на немецком языке... Он прислушивался, еще не видя, что было  возле  дома  на улицах, но уже знал: немцы занимали деревню, где оставались после разгрома дивизиона лишь несколько солдат и они - двое. И с  холодеющей  пустотой  в груди он выпростал руку из-под  ее  головы,  встал  к  чердачному  оконцу. Загородив улицу, в огне фар густо шла колонна танков, тянулась по  обочине двумя цепочками пехота.

    - Вставай! Быстро! - Он  потряс  ее  за  плечо,  лихорадочно  застегнул ремень.

    Она не сразу сообразила, в чем дело,  сонная,  скривилась  даже:  "Что? Какие танки?", но, когда сообразила,  он  не  дал  ей  сказать  ни  слова, шепотом скомандовал, чтобы не отставала ни на  шаг,  и,  вздернув  автомат наизготовку, откинул дверцу чердака, первый спустился по лестнице вниз,  в сыроватые сенцы оставленного хозяевами дома.

    Весь дом гудел, наполненный ревом танков, железным  скрежетом  гусениц, позвякивали стекла, оранжево вспыхивали под боковым  скольжением  танковых фар, и мелко звенела дужка порожнего ведра в  сенцах,  пропахших  плесенью запустения.

    - Мы не выйдем отсюда...  Я  так  и  думала,  -  сказала  она  шепотом, спустившись следом, и как бы без надежды на спасение прислонилась виском к его спине. - Куда нам бежать? Они убьют нас, лейтенант...

    - За мной! Не отставать ни на шаг! Через огороды... к лесу! - выговорил он, раздраженный ее шепотом, ее плачем без слез, в котором было обреченное бессилие. - На! Возьми мой пистолет! Стрелять умеешь?

    - Нет, нет... Я умею только перевязывать раненых.

    -  А,  черт,  смотри!  Надо  нажимать  вот  здесь.  Спусковой    крючок. Прицелиться и нажимать!

    Потом они бежали огородами по развороченным, рыхлым грядкам, плохо видя среди темноты окраинные дома, проваливаясь  в  воронки,  падая  в  жестяно звеневшее на ветру будылье кукурузы, они оба задыхались и теперь ничего не слышали, кроме бешеного стука крови

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту