Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

35

упряжек люди:

        – Скоро там?

        – Вы кого здесь смотрелито, товарищ капитан? – подходя, спросил Жорка. – Бродяга, что ли, убитый?

        – Возьми МГ и ленты. Здесь, в окопе. Пригодятся. Погрузишь на передок.

        – Сделаем, – сказал Жорка охотно.

        Справа в лесу послышались голоса: вдоль опушки к берегу шли несколько человек. Ктото, возбужденный боем, говорил с непонятным, отчаянным весельем:

        – Как он ахнет, как ахнет промеж плота! Лошади, повозки – в воду! Сержант кричит: «Вплавь, вплавь давай!» Глянул, а у него лицо в крови, живот почемуто руками держит. Отошел так по бревнышкам и спиной в воду упал! Молодой был. Эх, молодой!..

        А другой голос ответил слабым криком:

        – Артиллеристы? Кто тут? Артиллеристы?

        – Они самые, – отозвались из тьмы.

        – Капитана Ермакова…

        – Скляр? – окликнул Ермаков. – Ты откуда?

        Темным колобком подкатилась к нему круглая фигура связного.

        – От Бульбанюка. За вами прислал. Все вперед пошли… Что туточки было, товарищ капитан! – заговорил Скляр поспешно и тоже отчегото весело. – Восемь человек ранило. Орлов впереди с первой ротой. Зубы у него. А как на берег спрыгнули – повязку как рванет: «Ни разу в бой не ходил с повязанной мордой!» Пистолет выхватил: «Вперед, ребята! Всем медали будут, никого не забуду!» – Скляр захлебнулся смешком. – Вам приказано: скорей! Там, на бугре, дорога, немцы драпанули!

        – А это кто с тобой?

        – Санитары. Раненых переправлять.

        – Прошин! Скоро там? По местам! Как только орудия вывели по бугру на сжатую лесом дорогу, Ермаков подал команду:

        – Быстрым шагом, расчетам не садиться! – и вскочил на передок первого орудия Прошина, который отчужденно, молча отодвинулся, но, вроде бы не заметив неприязни, Ермаков полез за табаком, спросил спокойно: – Курите, нет?

        – Я не понимаю вас, товарищ капитан, – заговорил Прошин с нотками возмущения в голосе. – Вам, наверно, не жалко людей. Мы не ваша батарея. Поэтому… почему солдат не посадить на станины? Люди поглупому бегут за орудием… Я слезу.

        Он вынес ногу на ступеньку, однако Ермаков властно взял его за локоть, посадил на место.

        – Прошин, вы стихи никогда не писали?

        – Нет.

        – Так вот. Всю войну мне пришлось воевать рядом с пехотой. Вам ничего это не говорит?

        – Нет.

        – Это наверняка ваше любимое слово, – Ермаков усмехнулся, – два раза подряд «нет». Хуже не бывает сонного пехотинца. А мы с вами сейчас почти пехотинцы. У вас никто не дремал на станинах, не падал ночью под колеса орудия?

        – Нет.

        Ермаков рассмеялся:

        – Вы мне временами нравитесь своим упрямством, Прошин.

        – А вы мне, а вы… нет, товарищ капитан.

        – Вот спасибо. Благодарю за откровенность. Это уже мужской разговор.

        Подрысил Жорка, притер лошадь вплотную к передку, поинтересовался вкрадчиво:

        – Товарищ капитан, часы как у вас – точно ходят?

        – А что?

        – Часики ручные в окопе нашел. Лежат и идут себе. Вот посмотрите, фрицевские.

        Жорка перегнулся в седле, протянул нагретые в ладони часы на металлической браслетке, круглые, сверкнувшие фосфорическим циферблатом. И Ермаков, вспомнив сливочнобелую склоненную шею, острые, прижатые к груди колени убитого в окопе немца,

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту