Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

9

мокро шлепнулся в песок.

        Тут, шурша ботинками по песку, в воронку скатился огромный солдат, в короткой не по росту шинели, его широкое лицо и незажженная самокрутка в зубах озарились отблесками костра. Он потер озябшие руки, весело, бедово глянул на Елютина, на нахмуренного Кравчука, присел на корточки к огню.

        – Греемся, братцы славяне? Дайка за пазуху трошки угольков. Тебя, Кравчук, к комбату. И от Шурочки привет! На щеках Кравчука зацвел смуглый румянец.

        – Ты чего развеселился? – с ленивой суровостью спросил он. – Почему с поста ушел, Бобков, что, в деревне на печке?

        – Если б на печке с бабешкой, кто бы отказался?

        Бобков выхватил уголек из огня, перекатывая его на ладони, прикурил, сосредоточенно почмокал губами.

        – Старший лейтенант говорит: иди, мол, погрейся, я все равно, мол, дежурю. На снарядах с Шурочкой сидят. Мечтают вроде.

        Кравчук сердито откинул брезент и выкарабкался по скату воронки наружу, в холодную тьму.

        Ветер шумел, топтался в кронах сосен. Дуло студено с Днепра. Там попрежнему, распарывая потемки, взмывали ракеты, освещая черную воду и черное небо.

        Поеживаясь от холода (у костра разморило), Кравчук поглядел на красные стаи пуль, которые, обгоняя друг друга, неслись к острову, осуждающе послушал гудение машин, скрип повозок по песку, голоса в темноте и зашагал, натыкаясь на корневища.

        – Старший лейтенант! – вполголоса позвал он, ничего не видя в плотных потемках осенней ночи.

        Впереди ктото простуженно покашлял, и отозвался мягко картавящий голос:

        – Вы, Кравчук?

        – Я.

        – Подойдите, пожалуйста, сюда. Я послал Скляра искать старшину. Исчез кудато старшинка. Кухни до сих пор нет.

        – Тут ведь стреляют, – насмешливо произнес женский голос.

        Кравчук огляделся: на снарядных ящиках, подняв воротник шинели, сутулился старший лейтенант Кондратьев, сбоку, почти сливаясь с ним, сидела батарейный санинструктор Шурочка. Когда же подошел Кравчук, она не отодвинулась от комбата; он сам немного отстранился, простуженно спросил сквозь кашель:

        – Как дела, сержант?

        – Что же вы к костеркуто не идете, товарищ старший лейтенант? – Кравчук неодобрительно глянул на освещенное ракетой лицо Шурочки, добавил:

        – Кашляете… А шинель мокрая небось…

        – Все обсушились? – отозвался Кондратьев. – Как Лузанчиков?

        – Озяб. Опомниться не может.

        – Что от Сухоплюева?

        – Танки, говорят, там ходят.

        – Это мы и отсюда слышим, – попрежнему насмешливо сказала Шурочка, точно мстя сержанту за его осуждающий взгляд.

        – Да, это я отсюда слышу, – повторил Кондратьев задумчиво. – Гудят.

        И в это время с правого берега ударили танки. Спаренные разрывы на кромке острова осветили склоненные фигуры саперов. И снова: выстрел – разрыв.

        – Вот они… Прямой наводкой, – сказал Кравчук. – В обороне врыты. И зацепился он как зверь. Что ж, опять купаться будем, товарищ старший лейтенант?

        Он спросил это без тени улыбки – Кравчук не умел шутить – и долго глядел на правый берег, ожидая, что скажет Кондратьев. Тот молчал, молчала и Шурочка, и, понимая это молчание посвоему, Кравчук подумал, что до его прихода был между ними иной разговор. Он осуждал командира батареи,

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту