Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

6

снова  торопясь,  подергала  замочки,  расстегнула  на  коленях сумочку, тотчас вынула пачку сигарет,  зажигалку,  закурила  с  жадностью, выдохнула дым, толкнувшийся в  ветровое  стекло,  потом  стала  натягивать перчатки, тесные, скрипящие тонкой кожей.

    - Простите, одну минуту...  -  проговорила  она.  -  Вы  первый  раз  в Гамбурге, господин Никитин?

    - Вы спросили, первый ли я раз? Да. Я вас прошу, фрау Герберт, говорить медленно. Иначе не пойму, с непривычки.

    Она виновато поморщилась, на левую руку ее тугая  и  узкая,  как  змея, перчатка полностью не натягивалась,  никак  не  поддавалась  -  тогда  она сорвала ее с пальцев, скомкала, бросила на сиденье, к сумочке, и  спросила очень медленно, поворачивая машину на мокрый брусчатник мостовой:

    - Но хоть раз... когда-нибудь вы были в Германии, господин Никитин?

    - Был в войну. Сорок пятый год, фрау Герберт.

    - В Берлине?

    - Нет, в трех городах. Берлин, Потсдам, Кенигсдорф. Однако Кенигсдорф - это дачный, маленький городок, вы можете его и не знать, - сказал Никитин.

    - О боже мой, вы были в Германии! - одними  губами  выговорила  она  и, неутоленно  затягиваясь  сигаретой,  спросила,  выделяя  каждое  слово:  - Скажите, господин Никитин, неужели мы все еще помним, что была война?

    - К сожалению, фрау Герберт.

    Он отвечал ей так  же  замедленно,  вникая  в  звук  немецкой  речи,  в растягиваемые ею точно  на  домашнем  уроке  фразы,  и,  отвечая,  не  без интереса глядел по сторонам на сумрачно-серый, ноябрьский, сыплющий мелким дождем город, насквозь сырой, набухший влагой, прижатый низко огрузшим над крышами пепельным небом, на рано зажженный свет за витринами магазинов, на непрерывное движение черных зонтиков по тротуарам, на их густое  скопление на переходах под светофорами.

    Он смотрел на обмытую,  еще  не  по-осеннему  зеленую  траву  тщательно подстриженных  газонов,  по  которым    ходили    нахохлившиеся    чайки,    и подсознание  привычно  пыталось  задержать  и  ту    морскую    сырость,    и сумеречность осенних улиц, и это скольжение мимо витрин одинаково  влажных креповых зонтиков в туманце дождя, и механическое мигание на  перекрестках светофоров, сразу сдерживающих и сразу выпускающих в ущелья улиц одержимые скопища    машин.    Непроизвольное    запоминание,    эгоистическая      работа подсознания были второй сущностью Никитина, хотя он и знал, что многое,  к сожалению, забудется позже, останутся лишь размытые  временем  детали  или первые запахи, как запах химии и духов в  машине,  или  вот  этот  быстрый жест,  каким  сорвала  тесную  перчатку  фрау  Герберт  после  того,    как попыталась и не хватило терпения натянуть  ее  до  конца,  или  как  жадно прикурила она от крошечной золоченой зажигалки, дрожавшей в руке.

    Он поглядел на нее вопросительно. Она нервным жестом стряхивала пепел с сигареты  в  выдвинутую  пепельницу,  невнимательно  остановив  взгляд  на водяной пыли, лужицами  оседающей  на  капоте,  и  Никитин,  разом  ощутив промозглую влагу гамбургских улиц, постукивание капель  по  зонтам,  запах синтетических плащей в теплоте магазинов,  где  уже  бледно  горел  внутри неоновый свет, сказал по-русски:

    - Как осенний день на Невском. А, Платон?

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту