Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

103

если меня не будет в живых!  Вам ясно, комбат?

    - Меженин! Выйдите отсюда! - подал команду Никитин, горячо подхваченный решимостью Княжко. - Чтоб вашего духа здесь не было!

    - Ишь ты, лейтенант!..

    Меженин перевел задымленные бешенством глаза  на  Никитина,  затем,  по обыкновению смежив ресницы, для чего-то потирая жестко  ладонь  о  ладонь, прохрипел  Гранатурову:  "Немчишки  им,  оказывается,  дороже,  а?"  -  и, переваливаясь, двинулся к двери, открыл ее кулаком, вышагнул и так стукнул дверью, что закачался огонь в лампе.

    - Ну та-ак! - понимающе пропустил через зубы Гранатуров  и  отступил  к столу, сел, отбросился на стуле, свесив на  груди  забинтованную  руку.  - Так, мушкетеры сказочные, значит, из-за немцев передеремся друг с другом в конце войны? Так вы добрее меня, значит? Вы чистенькие херувимчики, а я?..

    И, уже видимым усилием заставляя себя остыть, овладеть припадком злобы, договорил почти охлаждение:

    - Из-за этих щенков? Может, насмерть перебьем друг  друга?  Из-за  них? Ох, Княжко, Княжко, как жить мы будем? Выключить бы против  меня  механизм надо! Враги мы или в одном окопе сидим?

    Но Княжко молчал. Бледность не сходила с его лица, оно было все так  же упрямо, твердо, и  было  странно  видеть  сейчас  его  новенькие  парадные звездочки  на  погонах,    зеркально    отполированные    хромовые    сапожки, безукоризненный пробор аккуратно зачесанных  светлых  волос  -  и  Никитин невольно подумал: "Да, он в самом деле - механизм".

    - Так вот, - заговорил очень внятно Княжко, как бы ни слова не  услышав из того, что  говорил  Гранатуров.  -  Совершенно  ясно,  товарищ  старший лейтенант, что эти немцы - хозяева дома. Значит, дом принадлежит им. Им, а не нам. И это абсолютно справедливо. Поэтому пусть собирают вещи, то, что" им принадлежит, и уходят куда хотят, хоть в Берлин, хоть в Гамбург.  Пусть уходят.

    Гранатуров забарабанил ногтями по пустому стакану.

    - И отделавшийся испугом божий одуванчик мотнет к своему ефрейтору? Так следует понимать, Княжко?

    - О, как это опасно, товарищ старший лейтенант, если даже так! Двадцать мальчишек с сосками сидят в лесу, запуганные каким-то ефрейтором. Вот этот Курт достаточно убеждает, кто там еще остался.

    - Ой, как мило!

    - Что "ой"?

    - Автоматы и фаустпатроны - сосочки, Княжко?

    - Думаю, что воевать надобно с достойным по силе противником, а не... - Княжко без прежнего любопытства посмотрел  на  тощую,  затихшую  в  страхе фигуру Курта, на молоденькую немку, чуть приоткрывшую в кровь  искусанные, вспухлые губы, закончил равнодушно: - А не с цыплятами.

    - Ой, как все мило, лейтенант!

    - Хочу напомнить, - непререкаемо  продолжал  Княжко.  -  Вы  официально находитесь на излечении в медсанбате, товарищ комбат.  Я  замещаю  вас  на должности командира батареи. И я принял решение. Никакого боя не было.  Мы их в плен не брали. Они сами пришли, как хозяева своего дома. И, повторяю, пусть уходят, если хотят. Ты, Никитин, надеюсь, не возражаешь?

    "Да, Княжко упрямо заведен ключиком в одну сторону. В обратную  его  не заведешь! Но почему он так уверенно принял решение,  вот  что  неясно",  - подумал Никитин  с  осуждением  и  тайным  восторгом  перед  непоколебимой

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту