Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

3

тишина  затопила  все поле полигона, окопы НП. И я,  изумленный  этой  молниеносной  пристрелкой двумя снарядами без доворотов и поправок, этой  спокойно-точной  стрельбой на поражение, оглянулся на Скворцова, на  офицеров  со  странным  чувством волнения,  что  я  присутствую  при  рождении  феноменально    талантливого командира  батареи,    виртуозно    владеющего    артиллерийской    стрельбой. Офицеры-преподаватели не выказывали ни волнения, ни  радости,  в  раздумье молчали, глядя на Скворцова: майор Рыжников  с  замкнутым  лицом  пальцами гладил бинокль и  тоже  не  говорил  ни  слова.  Генерал  курил  сигарету, прищурившись, пепел сыпался на его новый светло-серый плащ, он не  обращал внимания на это. А Скворцов стоял, слегка одергивая гимнастерку, и  только мальчишеские светлые волосы, выбившиеся из-под пилотки, выгоревшие  брови, смешно облупившийся нос, мелкие капли пота на верхней губе объяснили  мне, что это не офицер, не опытный командир батареи, а всего лишь курсант.

    - Пулемет! - вдруг, встрепенувшись,  хрипло  крикнул  генерал  и  почти подбежал к Скворцову,  показал  рукой  в  поле.  -  Вон,  левее  кустиков. Пулемет! Наша пехота залегла, пулемет  мешает  продвижению,  косит  людей. Уничтожить! Даю шесть снарядов на поражение!

    - Цель понял и вижу!

    Я увидел далеко слева от  возвышенности  высокие  кусты,  они  качались среди солнечного блеска влажной травы, и понял тут же, что большой доворот орудий может быть  неточен,  не  выведет  первый  снаряд  на  линию  цели, осложнит пристрелку.

    - Выстрел!

    Снаряд, сопя, тяжко дыша,  расталкивая  воздух,  прошел  над  НП,  и  с отдаленным громом возник  разрыв  около  кустов.  Поднявшийся  дым  плоско прижало ветром к земле, желтое облако расстелилось за  бугорком,  где  был пулемет. Я не  заметил,  перелет  это  был  или  недолет.  И,  не  услышав следующую команду Скворцова, я обернулся. Он,  сжав  губы,  с  напряжением смотрел туда, на цель, на бугорок, и все юное, темное от загара  лицо  его покрылось потом.

    По-видимому, ветер помешал ему  определить  точность  падения  снаряда. Генерал с пустым мундштуком в зубах быстро раскрыл  на  ладони  серебряный портсигар, протянул его Скворцову, сказал:

    - Курите, нет?

    - Не надо, товарищ генерал, - тихо ответил Скворцов, не оборачиваясь, и внезапно звонким голосом скомандовал телефонисту больший прицел.

    Мне казалось, что первый  снаряд  упал  дальше  цели,  -  зачем  же  он увеличивал прицел? Это означало, что, беря цель в вилку, он не возьмет ее.

    - Выстрел! - доложил телефонист.

    Разрыв  лег  впереди  бугорка,  и  вслед  за  этим  поспешная    команда Скворцова: "Батарея, четыре снаряда, беглый огонь!" - опять  удивила  меня своей стремительностью.

    Когда дым рассеялся и снова тишина  затопила  НП,  там,  возле  кустов, бугорка - пулеметного гнезда - не было. Оно сровнялось с землей, чернеющей огромными воронками.

    Только после этого Скворцов провел пальцами по верхней губе и чуть-чуть улыбнулся. И тогда я понял: ветер унес дым  первого  разрыва  за  цель,  и получилось впечатление перелета,  в  то  время  как  был  недолет.  И  вот Скворцов учел это вторым снарядом и перешел на поражение.

    - Голубчик мой, умница, -  неожиданно  сломанным,  задрожавшим  голосом сказал генерал и, мигая, внезапно неловко обнял

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту