Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

15

    Кедрин с нахмуренным  видом  слушал  парня,  заложив  руки  в  карманы, усмехаясь одними глазами.

    - Стоп, Миша, - наконец прервал он. - Не надо  все  сразу  приводить  к общему знаменателю.

    Аня отошла от них, присела на корточки, рассеянно укладывая вещи.

    9

    Река, холодная, мутная, неслась меж  скал,  расталкивая  их,  все  утро тянулись и тянулись по их склонам  черные  лохматые  леса.  Ревя  мотором, катер шел посередине ровного водяного простора, ветер гудел, бил в  стекло моториста, и Аня, плотнее натягивая одной рукой тулуп на  грудь,  смотрела на тяжелую от дождей воду, на медленно плывущие назад  берега,  спрашивала изредка:

    - Скоро? Это будет скоро?

    - Скоро. Осталось немного! - отвечал Кедрин, перекрикивая рокот мотора. - Очень скоро!

    - Скорей бы... Только скорей бы!..

    - Почему, Аня, скорей бы?

    - Не знаю. Только бы скорей...

    Лишь в середине дня река сделала пологий поворот, левый берег оголился, но правый, почти отвесный, темнел тайгой, поднимался над водой.  И  тотчас на  горе,  в  межлесье,  чуть  заметным  треугольником  забелела  палатка, показались два свежевыстроенных домика,  с  реки  было  видно,  как  ветер трепал края палатки, стеклом сияло и тухло там окошко.

    "Значит, вот где, - подумала Аня. - Значит, здесь?"

    И она привстала, держась руками за борт, тулуп сполз с ее плеч, упал  к ногам.

    Впереди над рекой расчистилось - выглянул ослепительно  голубой  клочок по-летнему теплого  неба;  низкое  солнце,  прорываясь  в  голубую  брешь, огнисто-дымными столбами отвесно падало в воду, на берега, на листву редко стоявших на затопленном острове берез, от их белых стволов казался светлей воздух.

    - Прибыли! - крикнул моторист  утвердительным  баском.  -  Дома,  можно сказать!

    Катер пошел к берегу, подымая  крутую  волну;  внезапно  мотор  замолк, стало непривычно тихо. Хлюпала о борт катера вода. Кедрин первым  спрыгнул на берег, с веселым лицом протянул руку Ане, помог сойти ей,  а  навстречу сразу смолисто потянуло запахом стружек, сырой щепой, два новеньких домика сверкали под солнцем гладкой тесовой крышей рядом с брезентовой палаткой.

    - Прибыли? Уже? - растерянно переспросила Аня,  оглядываясь,  чувствуя, что может упасть, оттого что затекли от долгого сидения ноги. - Неужели мы приехали?

    - Уже, Аня, - ответил Кедрин. - Вот сюда мы и плыли на плоту!

    - Колечка! Анечка! Приветствую вас!.. Живы-здоровы?

    Аня подняла голову: сверху от двух домиков, спотыкаясь от  поспешности, прихрамывая,  спускался  к  ним  Свиридов,  сияющий,  гладко  выбритый,  в начищенных коротких сапожках и, смеясь, словно  захлебнувшись  от  избытка чувств, потрясал обеими руками в воздухе, вскрикивал:

    - Милые вы мои!.. Так ждали вас! Коля, дорогой ты мой, выздоровел? А вы как, Анечка? Значит, все, слава богу, в порядке? Господи,  а  я  только  с постели! Я так беспокоился, теребил начальника, надоел всем!

    Свиридов приближался к ним, семеня ногами, возбужденно  отпыхиваясь,  и теперь руки его были распростерты, вроде  бы  заранее  приготовленные  для объятий.

    - Подожди обниматься, Свиридов, - сухо остановил его Кедрин.

    - Ах,  как  неудачно,  как  неловко  получилось!  Но  я  рад,  что  так кончилось, -  все  так  же  обрадованно,  суетливо  говорил  Свиридов,  не расслышав или не поняв

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту