Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

11

с ним дело...

    Кедрин посмотрел на какие-то лекарства и ампулы, разложенные на газете, на новенький шприц  в  металлической  коробочке,  потом  посмотрел  на  ее осунувшееся,  словно  омытое  бледностью,  лицо,  на  темные    круги    под засветившимися глазами и, встретясь с ней взглядом, вполголоса проговорил:

    - Мне кажется... Вы устали со мной? Да?

    7

    На исходе следующего дня Кедрин попробовал встать, но его покачивало из стороны в сторону и при малейшем движении, даже от поворота головы,  сразу же  бросало  в  горячий  пот,  позывало  на  тошноту.  Сильное  его  тело, высушенное жаром, не слушалось, не подчинялось ему, колени подгибались,  и лишь с помощью Ани он доковылял до окна,  сел,  хрипло  переводя  дыхание; она, придерживая его, сказала:

    - Вам все-таки полежать надо. Окрепнуть.

    Он шепотом ответил:

    - Клин клином... как говорят... Будем учиться ходить.

    Трудно  дыша,  он  с  любопытством  выздоравливающего    поглядывал    на забрызганное    слюдяное    окошко,    вделанное    в    брезент    палатки,    и прижмуривался, как  от  ослепительного  света;  его  глаза  после  болезни казались неузнаваемо теплыми и глубокими, беспричинная улыбка  то  и  дело возникала в них вместе с мальчишеским удивлением.

    А по оконцу косо  ползли  капли,  снаружи  на  мокрых  ветвях  дрожали, мотались глянцевито-влажные листья под дождем, и  все  время  шуршало  над головой, стучало по брезенту палатки.  Листья,  сорванные  ветром,  летели мимо оконца, один желтый, большой, на секунду прилип, прижался к  слюде  и медленно соскользнул тенью.

    - Видели? - изумленно сказал Кедрин. -  Заглянул  в  окно.  Любопытный! Видели или нет?

    И, выбив трубку о  железную  печь,  тихонько  засмеялся.  Аня  украдкой наблюдала за ним, и по всему тому, что он делал, говорил, даже по тону его голоса она понимала, что он выздоравливал.

    - Кедрин... вы трубку не курите. Хотите, я вам сверну  козью  ножку?  Я умею. Это вот так делается.  -  Она  достала  из  кисета  Кедрина  старую, сложенную в книжечку газету, оторвала  уголок  и,  чуть  наклонив  голову, начала старательно вокруг пальца сворачивать козью ножку; свернула, подула в середину, сказала: - Теперь сюда надо насыпать табак. Правда ведь? Дайте табак. А теперь курите. Я вам сейчас спичку зажгу.

    Зажгла спичку неумело, держа ее за кончик, но, когда  он  наклонился  к огню, спичка потухла, и она с возмущением проговорила:

    - Я бы директору спичечной фабрики такой нагоняй дала, ужасные спички!

    - Потому что к спичкам не приложена  инструкция,  как  их  зажигать,  - шутливо сказал Кедрин. - А кто вас научил: свертывать козью ножку?

    - Мой дед.

    - Завидую вашему деду.

    Оба рассмеялись, и" внезапно почудилось Ане, что его слова и этот  смех разрушили что-то стоявшее между ними, и с чувством невнятного  испуга  она поднялась, следя за струйками, беспрерывно  ползущими  но  оконцу  тонкими извивами.

    Кедрин застегнул пуговицу на вороте, глухо сказал:

    - Вы похудели, Аня. Вы устали со мной?

    Аня поглядела на него непонимающим взглядом и молча  тряхнула  головой, короткие светлые волосы ее упали на щеку.

    - Нет, нет, - ответила она и, закрыв глаза,  улыбнулась,  повторила:  - Нет.

    - Аннушка, - вдруг задохнувшись  от  нежности,  шепотом  сказал  он.  - Аннушка!..

    Он  встал  и

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту