Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

6

    - Пошел, - возбужденно ответил Свиридов.  -  Пошел  искать  сушняк.  Да только найдешь сейчас мешок дождя да вагон ветра. Вот вам и  романтическое приключение в тайге.  Просто  кино,  а?  Ладно,  попробуем  костер,  авось обогреемся, если не закоченеем.

    Однако костер не разгорался, едко дымили сырые ветви, и, мотая головой, надсадно перхая, он ползал на коленях вокруг гаснущего под дождем огонька, ругался с остервенением:

    - Чтоб тебя волки съели со всеми  твоими  родственниками!  Вот  мокрядь проклятая!

    - Где Кедрин? - опять спросила Аня.

    - Волки его не сожрут, Анечка. Они в берлогах  в  такую  погоду  сидят. Палкой не выгонишь.

    Кедрин пришел минут через десять, кинул к костру  большой  ворох  моха, охапку сушняка, посмотрел на мучения Свиридова, глухо  и  как-то  спокойно проговорил:

    - Не горит?  -  после  молчания  добавил:  -  Ночуем  здесь.  А  ну-ка, Свиридов, отойди, без толку суетишься.

    Он, наломав веток, соорудил из них шалашик, положил в него  мох,  зажег сразу несколько спичек; костер слабо пыхнул, расширилось пламя, поднялось, теперь стало видно, как сыпалась  на  огонь  дождевая  пыль  и,  подступив вплотную, заблестели вокруг мокрые стволы лиственниц.

    - Слава тебе, Коля!  Слава!  -  воскликнул  Свиридов  с  неестественным оживлением и лихорадочно засуетился возле  костра,  подбрасывая  ветви.  - Золотой ты человек, Колечка!

    А Кедрин, вздрагивая, весь промокший,  сидел  молча,  стиснув  коленями руки, по его скулам прыгали красные отсветы,  и  от  этого  лицо  казалось болезненно осунувшимся, худым; с висков скатывались капли.  Потом  так  же молча он вынул кисет, высыпал табак на ладонь, досадливо шевельнул бровью, медленно ссыпал его обратно, и Аня будто сейчас особенно ясно увидела, как мелко  дрожали  у  него  посиневшие  пальцы  и    стучали    зубы,    выбивая несдерживаемую дробь.

    - Послушайте, - проговорила Аня растерянно.  -  Конечно,  я  знаю...  я виновата! Но нам нужно что-то делать  сейчас...  Поймите,  нельзя  же  так сидеть, нам нужно что-то делать...

    Он странно взглянул на нее сухо блестевшими глазами, сказал:

    - Эх, доктор, доктор, хуже бывает. Обождем до утра. Обсушимся, поставим палатку. Не умрем, доктор. Как-нибудь.  -  Он  замолчал  и,  сморщив  лоб, внезапно отрывисто  закашлял,  не  подымая  взгляда,  потер  рукой  грудь, пытаясь усмехнуться, сказал: - Я ведь вчера просил у вас спирт...  Лучшего лекарства в тайге нет.

    Глядя на него, Аня встала, неожиданно зазвеневшим голосом спросила:

    - У вас, кажется, фонарик? Дайте, пожалуйста.

    - Куда вы, Анечка? - вскинулся от  костра  Свиридов.  -  Что  вы  такое выдумали?

    - Я схожу к плоту. Я сейчас вернусь.

    Включив фонарик, она пошла в темноту, не  видя  впереди  ничего,  кроме мокрого блеска травы в коротком лучике света; трава влажно  шелестела  под ногами, сразу же захлестнула  ее  по  пояс,  и  она  остановилась:  близко донесся рокот воды где-то внизу.

    "Река рядом! Надо спуститься!" -  переводя  дыхание,  подумала  она.  - Слава богу, что это недалеко!"

    Когда через  полчаса  она  вернулась,  Свиридов,  сутулясь,  в  угрюмой задумчивости глядел на огонь из-под надвинутого на  лоб  капюшона.  Кедрин лежал возле костра, укрывшись с головой тулупом, вздрагивая под ним, как в ознобе.

    Доставая из медицинской сумки

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту