Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

97

зажигалку-снарядик, смятую пачку сигарет  "Юно",  кучку пистолетных  маслянистых    патронов,    облепленных    галетными    крошками, маленькую фотокарточку  в  целлофане  -  все  содержимое  карманов  немца, часовой старательно почистил руку о полу шинели,  с  видом  доказательства показал Гранатурову запястье, пояснил озлобленно:

    - Так в  мясо  зубами  и  впился,  клеща  немецкая!  Из  лесу,  видать, вервольф, разведчик, не иначе - разнюхивал. Змееныш, а навроде пацан!

    - Все? - спросил  Гранатуров,  сверху  вглядываясь  в  низко  опущенную голову немца. - Значит,  оружия  нет?  А  ну-ка,  часовой,  осмотрите  как следует место, где его схватили. Может, там что осталось.

    - Слушаюсь. Сейчас мы.

    Часовой пошел от немца боком, потом усердно затопал кирзовыми  сапогами к  двери  и  здесь  на  пороге  оторопело  посторонился  перед  Межениным, пропустив его; а  тот,  поигрывая  желваками,  втолкнул  в  комнату  очень молоденькую немку, почти девочку, простоволосую, испуганную, в разодранном до  бедра  ужасающе  нечистом  платье,  -  она  будто  из  последних    сил продвигалась  по  расшатанной  жердочке  через  пропасть,  балансируя  над гибельной высотой, отчего  неприятно  были  видны  напрягшиеся  ключицы  в разрезе незастегнутого платья; пухлые искусанные ее губы  вздуто  чернели, как рана. Увидев мальчишку-немца, она вскрикнула задохнувшимся шепотом:

    - Kurt, Kurt!..

    И зажала ладонью рот, с отчаянием наклоняясь  вперед,  точно  вдавливая рыдания в себя, а он, сгорбленный, повернул к ней грязное  птичье  личико, тряско запрыгали очки на восковом  остреньком  его  носу,  но  не  ответил ничего, только трудно сглотнул - кадык бугорком пополз по горлу.

    Никитин, еще помня белую коленку, елозящую по одеялу,  задушенный  крик "nein", смотрел на эту растрепанноволосую,  некрасивую  в  своем  разъятом страхе, молоденькую немку, на этого  ссутуленного,  безобразного  в  своей худобе и внешней воинственной нелепости  мальчишку-немца,  зачем-то  ночью оказавшихся здесь, в занятом его взводом доме, -  и,  все  яснее  чувствуя взаимосвязь между ними, проговорил, спешно опережая объяснения Меженина:

    - Комбат, немку обнаружили в моей комнате... - Он запнулся и не  назвал Меженина,  чтобы  сейчас  не  касаться  некстати    обостряющих    положение обстоятельств. - В первую очередь надо  выяснить...  Непонятно,  зачем  ей надо было брать белье в шкафу...

    -  Она?  Была  в  твоей  комнате?  -  проговорил    Гранатуров,    ожигая испытывающими глазами немку. - Если даже эта грязная  кошечка  -  шпионка, каким образом она оказалась именно у нас? Так вот, допросить их, допросить немедленно! Выяснить - кто они? Кто послал их? С  какой  целью?  Лейтенант Княжко!.. - Он властно  взглянул  на  хмурого  Княжко,  ни  звука  в  этом разговоре не вымолвившего, и добавил, как бы готовый разозлиться: -  Ты  у нас по-немецки соображаешь. Давай. Допроси их. Давай, Княжко, приступай! - поторопил он той приказывающей интонацией, в которой было  и  предвкушение сурового  развлечения,  и  опыт  человека,  взявшего  на  себя    привычную ответственность. - Действуй, я буду вопросы задавать. Сейчас все  выясним, зашпрехают, гады, как миленькие!

    Княжко поморщился.

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту