Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

5

веселея, представив чужой взгляд на  Самсонове.  -  Состоятельный  отец  семейства. Благополучен,  обаятелен  в  своей  полноте,  дела  идут  хорошо.    Чем-то озабочен, хотя все стабильно.  Что  еще?  Благоразумен,  аккуратен,  любит порядок в своем  доме.  Портрет  не  сомневающегося  в  истинах  человека. Литературные реминисценции. Но почему я подумал об этом?  Да  потому,  что отлично, - мне будет легче с ним..."

          2

    Еще чувствовалось подрагивание, невесомое ныряние  пола  самолета,  еще звучал в заложенных ушах звенящий рев  двигателей  при  посадке,  поэтому, когда вместе с группой пассажиров они вошли через пневматические  двери  в стеклянное  здание  гамбургского  аэропорта,  окликнувший  женский    голос нечетко дошел до них:

    - Господин Никитин?..

    Довольно высокая, в  темном  костюме  женщина  лет  сорока,  с  прядями чистой, аккуратной седины в каштановых волосах, улыбаясь им издали,  сразу же быстро направилась к обоим из толпы встречающих  около  дверей  первого зала, и Никитин,  тоже  улыбаясь,  поставил  тяжелый  от  четырех  бутылок коньяка портфель, не вполне твердо проговорил на немецком языке:

    - Госпожа Герберт! По-моему, я не ошибся? Здравствуйте! Да, я  Никитин. А это мой друг  -  писатель  Самсонов.  (Самсонов,  чрезмерно  корректный, сдержанно кивнул  фрау  Герберт.)  Значит,  вы  все  же  узнали  меня?  По фотографии? Неужели?

    - Да, да, господин Никитин. Я очень рада, что вы приехали! Мы так долго ждали вашего приезда! Мы уже потеряли всякую надежду...

    Она неожиданно крепко ответила на его рукопожатие, она смотрела  ему  в лицо, и в ее молодых,  не  соответствующих  седине,  возбужденно-радостных синих глазах мелькало подавленное улыбкой выражение, похожее  на  испуг  и растерянность. Она повторяла:

    - Да, да, господин Никитин... Я прошу вас к машине. Она здесь недалеко. Нет, сначала мы получим вещи. Как вы чувствуете себя после самолета?

    - Терпимо, - ответил Никитин. - Спасибо. Кажется, живы оба.

    И когда, получив вещи в зале багажа, вышли из здания аэропорта  и  фрау Герберт, не расслабляя  на  губах  улыбки,  незамедлительно  повела  их  к стоянке машин, Никитин заметил, как на ходу она излишне торопливо и нервно принялась дергать, расстегивать замочек  сумочки,  доставая,  по-видимому, ключик зажигания.

    - Господа, только одну минуту... Мы сейчас поедем  в  отель.  Чемоданы, пожалуйста, в багажник. Если вам удобно, господин Никитин, то сядьте рядом со мной. Так будет лучше разговаривать.

    Машина  госпожи  Герберт,    новый,    весь    влажно    отливающий    лаком вишнево-коричневый "мерседес", была удобна, вместительна - погруженные два чемодана поглотил огромный багажник, и здесь, в  машине,  сев  возле  фрау Герберт, Никитин внятно почувствовал  пряный  запах  невыветренных  духов, разбавленный горьковатой химией синтетической обивки, запахи чужой  жизни, чужих вещей, всегда  обостренно  воспринимавшиеся  им  вдали  от  дома,  и подумал томительно: "Вот я и опять за границей".

    - Сигарету? - спросила  фрау  Герберт.  -  Господин  Никитин?  Господин Самсонов?

    - Спасибо, я до чертиков накурился в самолете. Подожду.

    - Аналогично, - ответил Самсонов. - Воздержусь.

    А она,

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту